— А он мне и говорит: