История эта о не слишком адекватных родственниках. В принципе семья у нас не самая простая, чего только не было – впрочем, как и у большинства, наверное, – однако же, читая здешние истории о «чудо-родственниках», я думала, что это ужас-кошмар, конечно, ну а у меня-то уж точно ничего такого не будет.
Наивная девочка, ага.

Предыстория, необходимые факты и действующие лица.

Я – 30-летняя тётка без детей (это важно).

У моей матери был брат (уже умер), у которого родились две дочери – А. и Ю. – мои сестры. С девчонками я всегда общалась нормально, отношения были родственные, поддерживали связь, все было ок.

Кроме того у матери была сестра, которая в начале 2015 года умерла. У моей тети осталась квартира, которая по закону (без завещания) досталась в наследство племянницам А. и Ю. и моей матери.

И вот тут начинается сама история.

После того, как были оформлены все необходимые документы, началось что-то странное.

Во-первых, мои сестры начали всячески затягивать продажу квартиры. Почему они это делали, так никто и не понял, а когда их напрямую спрашивали, почему они тянут с тем, чтобы забрать свои документы о собственности и начать уже предпринимать какие-то шаги, связанные с подготовкой к сделке, загадочно молчали. До сих неизвестно, что у них было на уме – и при этом деньги для них явно не были лишними, это очевидные факты.

Все же мать и я не без труда уговорили их взяться за продажу квартиры – ибо коммунальные услуги капают, квартира просто так стоит, нужно что-то делать. Они соизволили позволить нам взять вопрос с продажей в свои руки. Что мы и сделали.

И тут наступает вторая часть Марлезонского балета. Сама сделка.

На сделку я не смогла приехать из-за работы, поехала моя мама. Оттуда она приехала с белым лицом, трясущимися руками и губами, а также с круглыми от офигевания глазами. После того, как маменька запила таблетку от давления микстурой от тахикардии и напилась корвалолу, поливая себя из ковшика валерьянкой, она принялась за рассказ.

А. и Ю. явились на сделку в полной боевой амуниции – с маленькими детьми наперевес. В арьергарде у них были их мужья, родственники мужей, а также сильно пьющая мать А. и Ю. – И., жена умершего маминого брата. И. бухнулась на колени (прямо в госучреждении, где регистрируют сделки с недвижимостью) и начала причитать, что их обворовывают, не забывая тыкать пальцем с траурной каёмкой под ногтем в маму. Маленькие дети А. и Ю. немедленно начали плакать. Сами А. и Ю. начинают немедленно орать на мою маму, что та их обворовывает и вообще сучка. Мужья и родственники обступили маму со всех сторон – суровые и насупившиеся.

Естественно, маменька была в шоке от такой свистопляски. Но она тоже не лыком шита, поэтому решительной рукой указала им направление, в котором вся эта семейка может пойти, и испросила у А. и Ю., собственно, какого хрена они от нее хотят.

Выяснилось все довольно быстро. Оказалось, что «по-хорошему и по-родственному» мама должна была отказаться от своей доли в наследстве в пользу А. и Ю. – внимание – потому что у них дети! А у ее дочери (у меня то есть) детей нет. Поэтому зачем нашей семье деньги? И вообще – обращаясь к маме: «Нутыжеужестарая!». И вишенкой на торте – почему мы сами не могли догадаться об этом и благородно отдать А. и Ю. все деньги?

После этого напыщенного заявления мама просто потеряла дар речи. После того, как она пришла в себя, она рассмеялась «родственникам» в лицо, послала их в нецензурное, подозвала охранника и позвонила в полицию и мне.

В итоге сделка состоялась, «родственники» надули губки и в течение сей процедуры купли-продажи сверлили нас взглядами, насылая лучи поноса.

Естественно, после этого с нами никто не общается. Естественно, все осведомлены, что мы с мамой – жадные завистливые сучки, а я к тому же еще и фригидная бесплодная дура, которая никогда не найдет себе мужика.

В общем, вся эта гоп-компания хорошо так иллюстрирует поговорку «хуже врагов могут быть только родственники».

Всем бобра и адекватных родственников.