Раз уж пошла такая пьянка и народ начал вспоминать про армию - вставлю и свои 5 копеек

Я служил на Камчатке в начале 2000. Природа там неоднозначна: красиво, шо пипец, но летом мошкары столько, что мы заливались репеллентом по самые уши, а зимой снега выше крыши. Реально, одноэтажные дома засыпает с горочкой. И, наш особист, а в миру - заместитель командира части по воспитательной работе, любил рассказывать всякие интересные истории в воспитательных целях. И, как-то так получалось, что все истории всплывали в голове в самый неподходящий момент.

1. Медведи. Особист рассказывал, как на блок-пост наш вышел медведь. На БП были 2 солдата, и один, с перепугу, выпустил весь рожок в топтыгина из АК-74. Почти половина ушла в молоко, но оставшихся попаданий хватило, чтоб косолапый обиделся. В результате 2 задранных солдата и труп медведя в паре километров от бойни. Он тупо истек кровью.

Отправили меня на БП. Наш блок-пост представлял из себя ствол березки, ошкуренный полосками, эдакая большая палка гаишника, лежащий на двух бочках. Импровизированный шлагбаум перегораживал лесную дорогу, с одной стороны стояла наша подотчетная недвижимость в виде Урала с кунгом на спущенных колесах. С другой стороны от шлагбаума был костерок, где я и мой сослуживец практиковались в бытовой алхимии: у нас был чайник, ручей и лес, полный трав и приключений. Вы когда-нибудь добавляли в чай черемшу? А мы умудрились. Но, история не о том.
Наряд на БП длился либо 12, либо 24 часа, тут как повезет. Если 12 - то присоединялся 1 офицер с целым 1 автоматом. Солдатам, как часовым, выдавался штык-нож. Видимо, чтоб зарезаться и достаться врагу. Задача часовых - не пускать на территорию полигона милиционеров и праздных гражданских, но обязательно пропускать браконьеров, ибо они делятся. Территория полигона была ого-го, рек, речек и речушек - без счета, а краснорыбица идет на нерест практически с начала лета и до осени. Браконьеры ловят рыбу, потрошат и не выбрасывают тушки, а сдают к нам на кухню, что давало неплохой прирост калорий и весьма экономило бюджет.
Ну вот мы сидим, чаек греется, заблаговременно приобретенное печенье ждет своего часа и на наш БП выходит медведь. Тощий, непонятного песочно - рыжего цвета, и метрах в пятидесяти от нас. Секунд 10 мы смотрим друг на друга, у меня в голове мелькает рассказ особиста, причем в голове засела не нападение, спровоцированное стрельбой, а сам факт того, что на БП медведи жрут солдат. Осознаю себя НА крыше кунга. Мой сослуживец висит на сосне. Первые ветки на высоте метров трех, вот он, собственно одной рукой держится за ветку, в другой руке чайник. Дальше, наверное, решил не лезть. А прыгаю по крыше кунга, ведь внутри спит офицер, а у него АВТОМАТ!!!. Медведь неспешно идет к нам, скотина любопытная. Офицер проснулся, открыл боковую дверь кунга, увидел медведя и... заперся внутри. Я ору, страшно до одури, сослуживец висит молча, на ниндзю тренируется. Медведь, не дошел метров 20, развернулся и утопал в лес. Потом я снимал напарника, поставив обе бочки - одна на другу - к дереву и разгибая ему пальцы. Офицер, оказывается, уже успел связаться с частью и к нам выехали все свободные офицеры - охотники. Как - никак Камчатка.  Седые волосы и метры порченных нервов не в счет.

2. Метель. Наш особист очень любил историю, про двух пропавших солдат и одного прапорщика. Они были на выносном посту (около 30 км от части, домик в лесу) зимой. Один из солдат решит прогуляться с канистрой до ручья, ибо снег топить долго, нудно и не идет зачетом в карму. До ручья порядка 300 метров, мышь доплюнет, но на беду разыгралась метель. Прошел час - водоноса нету. Второй солдат пошел на поиски. Еще час прошел, нет уже двух солдат. Прапор по рации вышел на часть, доложил о пропаже и... пошел искать солдат. Уже весной тело первого солдата было найдено в 5 км от домика, второй в 2 км, правда в другой стороне. Прапор замерз в километре от второго и в трех от домика.
Отдельно скажу за метель. За ночь может спокойно выпасть полтора метра снега. Правда, крупного и пушистого, потом-то он слежится и осядет раз в пять, но поначалу - зрелище феерическое. Ты чистишь дорожку, а в метре позади тебя уже заново засыпало.

Я на ВП. Расклад стандартный - 2 солдата и 2 офицера. На улице снег идет и очень плотно. Кухарю ))). Надо нести воду, снег вообще не вариант. Из 20 литровой кастрюли снега получается литра полтора воды. Я решил сэкономить время и топать до ручья. Почему-то вспомнилась история про замерзших... Но я же умнее всяких прапорщиков! Иду в дровник, там раздербаниваю 2 метлы и забираю прутья с собой. Хватаю бидон на 30 литров и потопал, периодически втыкая прутья в снег, делая импровизированные вешки. Тропинка перед глазами, по краям сугробы и провалиться в них - хорошего мало. За зиму уже метра 2 насыпало. Но, не суть. Спокойно дохожу до ручья, точнее - дошел до норы к ручью (сам копал), оглянулся - вешки видно, все под контролем. Спокойно черпаю воду в бидон, не спешу. Даже покурить успел. Выбираюсь из ямы - а передо мной просто стена снега. Ни тропинки, ни вешек. Ни-хре-на! Тут я пересрался, немного. Благо мозгов хватило понять, что тропинка то никуда не исчезла, просто засыпана нахрен. Дальше двигался, как сапер по минному полю. Пока снега по-колено, значит иду правильно. Как ушел по пояс - сошел с тропы. Мне эти 300 метров в марафон растянулись. Было тупо обидно заблудиться и замерзнуть, жажда жизни подстегивала. Добрался я к домику, как оказалось, через полтора часа. Спасательная операция даже не планировалась, офицеры тоже слышали историю особиста. Метры нервов - долой.

3. Зима. Зимой на Камчатке вообще интересно. Когда засыпало все нахрен, нас к ВП доставляли вертолетом. Планировались боевые работы, по-этому на выносной пост завозили полную смену - 15 офицеров и 20 солдат (2 смены дизелистов для запуска генератора, радисты - электрики, и мы). Мы прилетаем, вертолет зависает в метре от поверхности. Последний инструктаж перед выходом: "даже, %%%, не думайте прыгать вверх,  %%%%%! Шаг вперед, выкопался и отполз в сторону, дал прыгнуть другому!" Открывается дверь, а передо мной - тупо снежное поле. Серьезно, ни домиков, ни ручья, просто снег. Мы десантировались, оказалось, в 200 метрах от домиков. Дальше песня - вся толпа идет цепочкой, протаптывает тропку. Внезапно, первый офицер останавливается, оглядывается по сторонам и глубокомысленно произносит: "где-то здесь". А потом солдаты начинают рыть норы в поисках домика. Нашли-то его почти сразу, сложнее было определить - где дверь? А какую лестницу вниз мы вырыли, одно загляденье)). Пока копались, вертолет прилетел второй раз, привез оставшихся и бочку масла МТ-16. Да-да, 200-литровую бочку. Ее просто сбросили с вертолета. Диспозиция - снег вокруг тебя, глубина - около 4х метров. Есть бочка масла, которая провалилась в снег чуть ли до преисподней, и четыре солдата с приказом притащить бочку к дизелю. Почему именно четыре? По требованиям безопасности, солдат может поднимать единовременно не более 50 кг. В бочке 200 литров, а значит 200 кг масла и плевать на плотность, физика - лженаука и мешает строевой подготовке. Я до сих пор помню этот ад. Вытаскиваешь бочку, кантуешь, он начинает тонуть, надо быстро кантовать еще и еще, только бы она не утонула опять. Через некоторое время мы уставали, бочка тонула в снегу. Мы отдыхали, курили, матерились, выкапывали бочку, кантовали, уставали и бочка опять тонула. 4 часа нам понадобилось, чтоб протащить 200 литров масла на расстояние в 200 метров.
Чтобы оценили толщину снежного покрова: ловит меня офицер, с ним еще 2 неудачника и мы дружно топаем в... никуда. Он тупо ведет нас по снежной целине в сторону от домиков. Метров 100 прошли, офицер остановился и говорит сакраментальное: "где-то здесь". Где-то под нами есть пустые бочки - 200литровки. Надо откопать минимум 3 штуки, но не старые ржавые, а новые и, внимание, синие. Ну ок, начинаем рыть. Выбрали площадку 5х5, делаем шурфы. Когда я укопался по грудь, то попал по бочке. К сожалению - по ржавой. Подрыл себе небольшеньку площадку, встал ровно, рванул бочку вверх, но в силу общей рукожопости и, в частности, валенках на ногах, я умудрился в яму из-под этой бочки и упасть. Бочка, благополучно, накрыла меня сверху. Когда сослуживцы убрали бочку, оказалось, что я стою... на бочке, правильно. А под второй стояла третья. К счастью, третья стояла уже на земле.

Спасибо тем, кто прочитал)