На закате своей военной карьеры довелось мне поучаствовать в масштабных международных учениях. Назовем их «Отечество-2005», хотя название, конечно, военная тайна.
Проведение учений, как и их подготовка – дело очень серьезное. Но и тут не обходилось без курьезов.

Для начала учения решили проводить в сентябре – начале октября. А что у нас в сентябре? Правильно – грибной сезон. А где самые грибные места? На полигонах, конечно же! И в течение всех учений местные жители, вспоминая партизанское прошлое Родины, просачивались на охраняемые территории и под огнем артиллерии и пехоты выносили драгоценные корзины с грибами.

Они уворачивались от танковых гусениц, ползли под пулями и артиллерийским огнем, дрались с десантниками и спецназом. В общем, если НАТО все-таки решится на нас наступать – пусть это делает не осенью. Иначе местное население, собирая грибы в окопах, в разы усложнит им задачу.

Сейчас в комментариях понесется критика, что полигон оцеплен патрулями, охраняется и пройти на него нельзя. Но наш полигон – это почти пятьдесят квадратных километров пересечённой местности. Невысокие холмы, заросли кустарника и мелких деревьев. В центре – болотце, распаханное гусеницами танков. Вся эта красота с четырех сторон окружена лесом, в котором на деревьях висят предупреждающие таблички «Полигон! Вход воспрещен!» Таблички грибниками игнорируются. Так что пройти на полигон даже в дни проведения учений для местного жителя – раз плюнуть.

В первый день мероприятия командование вручило мне путаную карту и озвучило приказ:

- Провести санитарно-эпидемиологические инспекции расположений частей, участвующих в учениях!

Ну, я и пошел.

В бесполезности карты я убедился минут через пятнадцать. Лес и лес. Какие тут части? Часа два блуждаю между трех елок, наконец, выхожу к первому лагерю. И тут понимаю, что форма на бойцах не наша. Ага, значит соседи-союзники.

Передо мной в охранении стоит боец с лицом Тамерлана и даже свои раскосые глаза в мою сторону не поворачивает.

- Дружище, - говорю. – Мне нужна такая-то часть. Судя по форме, это вы и есть?

Молчит.

- Дружище, - повторяю я. И шагаю вперед.

Боец делает зверское лицо, мгновенно срывает с плеча автомат и целится в меня.

- Твою дивизию! - я отступаю обратно в кусты. – Позови какого-нибудь офицера! Я с проверкой санэпид состояния.

Боец рычит что-то на непонятном языке. К счастью в этот момент мимо проходит офицер, замечает нашу с Тамерланом патовую ситуацию и решает выяснить, что происходит. Потом зовет начмеда и я, наконец, оказываюсь на территории лагеря.

- Ты не обращай внимания, - успокаивает меня коллега-врач. – У нас половина бойцов из Калмыкии. Дикие люди попадаются.

С этой частью оказалось больше всего возни. В связи с тем, что треть из служащих относилось к мусульманам, им пришлось оформлять спецпаек. Вместо свиного сала выписали говяжьи сосиски. К счастью индуистов среди бойцов не оказалось.

С водозабором соседи тоже учудили. Вместо того, чтобы привозить воду в цистернах из проверенных источников, они нашли неподалеку заброшенную ферму и врезались в перекрытую, заросшую ржавчиной систему. Взял я эту воду на анализ и высеял целый букет. Превышение кишечной палочки в десятки раз, какие-то подозрительные грибы. Накатал их командиру целую петицию.

- Ты, доктор, не мешай нам, - грозно сдвинул брови подполковник. – Мы эту воду кипятим. Я сам её пью. Пока никто не помер. А если через неделю и помрет – ты мы уже не на твоей территории будем. Понял?

Топаю в расположение второй части. Солнышко светит, осенний лес шумит. Иду, жизни радуюсь. А тут из кустов раздается отчетливое:

- Стой, стрелять буду!

И характерный лязг затвора.

Стою. Очень неприятное чувство, когда в тебя целятся, а ты даже не знаешь откуда. В переплетении желтеющих листьев показывается расписанное краской лицо. Над лицом косынка грязно-зеленого цвета. Ясно, спецназ забавляется. Они-то мне и нужны.

- Позвонить можно? – спрашиваю у бойца.

- Ручки-то подними, - раздается голос сзади. И в затылок мне упирается что-то твердое.

- Пацаны, хватит издеваться. Позовите начмеда. Он меня ждет!

Бойцы связались со своим доктором. Тот пришел меня спасать.

Пока шла проверка, начало смеркаться. Мое командование договорилось с руководством спецназа и меня оставили ночевать в лагере. А куда ложиться? Спецназ, в отличие от остальных войск, палатки не ставит. Копают землянки и живут, как кроты. Коллега приютил в медпункте. Сидим, чай пьем, боец-истопник лениво подбрасывает дровишки в печку-буржуйку. Романтика. Ещё бы вместо плечистого капитана-начмеда симпатичная медсестричка…

И тут снаружи грохот! Крики!

- Стой, твою мать! Вали его!

- Что это? – вскакиваю я.

- Сиди, - успокаивает меня медик.- Грибника поймали.

Оказывается вокруг лагеря растяжки. На растяжках вместо гранат – сигнальные ракеты. Ломится грибник через кусты, задевает незаметную проволочку и ракеты взлетают, обозначая нарушителя. А там и бойцы налетают.

- И часто у вас так?

- Третий за два дня, - ворчит медик. – Этот ещё ничего, тихий. А вчера попался мужик здоровый, отбиваться пробовал. Пришлось его потом бинтовать и нашатырь переводить.

На сегодня пока все. Если читателям понравится – буду продолжать. В прошлый раз достали меня любители котов с лампой, поэтому держите пруфов.
Байки военного врача. Учения
Въезд на полигон
Байки военного врача. Учения
Соседи-союзники прибывают