Мы с братом погодки и оба родились в мае. Он старше, но раз в год, ровно на неделю, я становлюсь его ровесницей. Когда мы были совсем маленькими, а я только научилась говорить, понимал меня только он. Я говорила ему на ухо, а он передавал остальным. Позже, как и положено брату и сестре, мы чаще дрались, чем спокойно играли вместе, поэтому многочасовые ежегодные поездки на Украину к бабушке становились для родителей пыткой. В ограниченном пространстве машины или поезда мы спокойно могли сосуществовать не больше десяти минуты. Дальше ор, драка, слезы. Чаще всего конфликты происходили, из-за порчи им моих вещей. Но однажды, когда мне было лет 13 и я потеряла очередной телефон, он, не задумываясь, купил мне новый. А все потому что, в отличии от меня, свои карманные деньги он кропотливо копил. Брат сам купил себе первый компьютер, отказывая себе в тратах несколько лет. Родители были в шоке. Мы с братом очень разные. Мои утренние сборы всегда происходили в судорожных поисках ручки, тетрадки, головы. В же его тумбочке был идеальный порядок, а в шкафу майки сложены по цветам. Мы никогда не делились сокровенным и чаще обзывались, чем называли друг друга по имени. Но именно с братом я ездила на рыбалки, каталась с опасных снежных горок, исследовала заброшенные дома в деревне. После моего переезда от родителей к мужу, мы стали встречаться только на семейных посиделках, но обменивались мемчиками и он познакомил меня с Пикабу. В 2014 году я узнала, что скоро буду мамой, а он заболел… в мае я опять догоню его, но уже никогда не стану младше. Мы не были близки, но вчера я узнала, что значить потерять половину себя. Берегите своих родных.