Предмет: патанатомия. И нас отправляют в морг, наблюдать вскрытие. Радостные все (пока что). Приходим, натягиваем бахилы, нас провожают в прозекторскую. Там два стола, и на каждом тело. Нас подвели к одному из них -- это женщина лет 50-и, полноватая, седая. Мы сгруппировались возле стола, и нам стали рассказывать, параллельно продолжая вскрытие. Слегка безумное лицо патологоанатома, радостно вытягивающего руку со словами "а это СЕЛЕЗЕНКА!!". Всё было очень даже нормально (спрятавшись за спинами одногруппников мы с другом уплетали шоколадные батончики), пока не зашел второй патологоанатом, работающий с другим телом, находящимся в метрах трех от нас.
Вот он, этот второй, является автором одного из самых неприятных звуков в моей жизни. 
Он подходит к столу, кладет телефон рядом с собой на тумбочку, нажимает кнопку, и секционное помещение заливает седьмая симфония Баха. Он неспешно берет черпак (кстати сказать, это был огромный, под два метра ростом, и широкий в плечах, мужчина, с видавшим виды фартуком), и окунает его в разверстое тело. Так как большинство внутренних органов он уже вынул, черпак ударяется сквозь ткани, мышечный слой и кожу о стол, и с глухим скрежетом патанатом поднимает его обратно, полный крови. И так на протяжении минут пяти, неспешно, с расстановкой, и глухим скрежетом, он вычерпывал кровь из тела. 
Под 7-ю симфонию Баха, и звуки регулярно падающих тел одногруппников.