В последнее время часты случаи, когда из какого-нибудь отдела взыскания какого-либо банка звонят сотрудники по долгам знакомых, родственников, а то и совсем не знакомых людей, имеющих долги по кредитам.

Очевидно, что это один из методов психологического давления, направленного на то, что бы граждане проявили инициативу и сами нашли, а может вынудили должника вернуть кредит.

И если неплательщик «недоступен», то весь негатив бурной деятельности взыскателей обрушивается на голову лиц, не имеющих к этому долгу никакого отношения.

События этого дела… а может и не дела, т.к. произошли они лично со мной, я хочу рассказать, поскольку такая практика может пригодится кому-нибудь еще.

Осенью 2014 года мне стали регулярно звонить из отдела взыскания банка «Юниаструм» в поисках некоего гражданина, скажем Ивана Ивановича, задолжавшего им по кредиту. Я не знакома с этим гражданином и не припоминаю его в числе знакомых моих знакомых, не был он и моим клиентом, о чем я и пояснила. Но звонки продолжались.

Поначалу я каждый раз очень терпеливо объясняла, что этот номер телефона принадлежит только мне, и уже давно, и никому я его не передавала. Бесполезно.

Через месяц примерное содержание беседы было такое:
— Здравствуйте, могу я услышать Ивана Ивановича?
— Здравствуйте, нет.
— А почему?
— Потому что я не знаю, кто это.
— До свидания.
И это уже стало напоминать какой-то ежедневный ритуал. Если я не отвечу на звонок, то он будет повторятся каждые 20 минут.

Звонили постоянно разные сотрудники, представляться отказывались, сообщать откуда им известен мой номер телефона тоже.

Потом договорились до того, что обвинили меня в сокрытии Ивана Ивановича и теперь им «со мной все понятно» (!!???).

Но некоторые – сочувствующие, советовали мне сменить сим карту, иначе мне будут звонить, пока кредит не будет погашен.

Все эти варианты просто неприемлемы для меня.

Поэтому сначала я отправила требование о прекращении звонков через сайт банка. Выждала из приличия 10 дней и подала жалобы на действия банка в Роскомнадзор, прокуратуру и суд с иском о защите персональных данных.

Требования были связаны с удалением информации о номере моего телефона и взыскании морального вреда.

Роскомнадзор рассмотрел мою жалобу и направил копию заявления в Центральный Банк РФ для проверки. А банк был оштрафован за отказ в предоставлении информации, но к следует из ответа, мой телефонный номер все же был удален.

Действительно, на момент рассмотрения иска звонков уже не было, но поскольку доказательств удаления персональных данных ответчиком не было предоставлено, я настояла на удовлетворении иска в полном объеме.

Представитель банка в совеем отзыве ссылался на безусловное право банка/кредитной организации обрабатывать персональные данные, основанное на праве требовать возврата по кредиту.

Все так, но только причем здесь я? Я не давала согласия на обработку и с данным банком ни в какие правоотношения не вступала.

В итоге суд признал мои требования обоснованными и удовлетворил иск, взыскав с ответчика моральный вред в размере тридцать тысяч рублей.

Автор: адвокат Беспалова Н.Б.