xxx: Ещё мне почему-то вспоминается одна картина, я её никак забыть не могу.
Утро. Тёплый солнечный свет с востока, с запада наползают грозовые тучи, нежный ветерок гонит по тротуарам пыль и всякую шелуху, травы на газонах цветут и колосятся.
И прямо по проспекту, по асфальту проезжей части идёт строй из газонокосильщиков с бензиновыми триммерами, и они у них включены, и они делают характерные «косящие» движения, кто-то периодически то ли запускает заглохший триммер, то ли даёт больше оборотов, и из-за этого звук характерно пульсирует.
xxx: Картина совсершенно апокалиптичная. Штук десять зеленстроевцев идут и косят мотокосами асфальт, испуганным шмелём взвывают движки кос, стелется вонючий дым от изношенных двухтактных движков. И эти типы идут с каменными лицами.
xxx: И машут, машут, машут...
xxx: И благодаря полной ненормальности ситуации начинает казаться, что они что-то символизируют. Что-то нехорошее. Этакие мрачные жнецы асфальтовых джунглей.
xxx: И так они косили метров пятьдесят полотна дорожного, дошли до газона, и тут же легли отдыхать среди кустов боярки.
В общем, уже не один год прошёл, а я могу закрыть глаза, и услышать этот чудовищный звук одновременной работы десятка-больше мотокос, и увидеть эту неотвратимую поступь десятка терминаторов в оранжевой униформе.