Есть у меня коллега – Максим, ему около 30. Носит довольно таки приличные рубашки и галстуки, у начальства на хорошем счету, нижестоящих не обижает, в непотребствах на работе замечен не был, после работы возлияний с коллегами не совершает, т.к. за рулем. Хотя, в тоже время, вполне нормальный парень. И над похабными анекдотами посмеется, и на корпоративах пьет и веселится, но знает меру. Т.е., стандартный такой менеджер среднего звена.
И вот потихоньку мы с ним сдружились, причем настолько, что он меня пригласил меня как-то в пятничный вечер культурно посидеть у него дома за бутылочкой коньячка. С женой познакомить ну и так далее. Сказано – сделано. Купили приличного коньяка, закуски, и приехали к нему.

Квартира у него двухкомнатная, в меру большая. Как и полагается евроремонт, все красиво, дорого и со вкусом. Кухня под заказ, со встроенной техникой. Санузел совмещенный, с ванной и душевой кабиной. Везде идеальный порядок, тем более, что детишек и животных не наблюдается. Сели в гостиную, налили, выпили. И тут дернул меня черт пошутить. «Типа, а вторая комната у вас, наверное, под детскую планируется?». Жена заулыбалась, а Максим смутился немного, а потом, после некоторых колеб@ний, предложил посмотреть.

Зашел я туда (дверь изначально была прикрыта) и … Матерь Божья…

Из мебели только один диван, причем довольно древний, и журнальный столик того же возраста. Стерео система, диски и аудиокассеты. На стенах какие-то странные бумажные обои, похожи на что-то из детства, но видно, что новые. Стены обклеены плакатами советских и российских рок-груп, концертными афишами их же, фотками на тему «Я с Кинчевым» и «Я с Шевчуком», советскими плакатами типа «Соблюдай чистоту и порядок на рабочем месте», табличками «Не влезай – убъет» и т.д. В углу красный флаг, вымпелы «Ударник социалистического труда», пионерские галстуки и прочая совковая атрибутика. На гвоздиках висят цепи, панковские браслеты, нунчаки… Местами обои разрисованы названиями групп и цитатами из песен. И, конечно, гитара у стены, косуха на крючке и пустые бутылки в углу…

Короче не комната – а мечта пятнадцатилетного панка-металлюги…

«Понимаешь, – объяснил Максим, пока я приходил в себя, - У меня никогда не было своей комнаты, мы в однакомнатной ютились с родителями. Я так страдал в юности от этого, не представляешь… И вот, когда появилась своя квартира, я наконец-то осуществил свою юношескую мечту. Тем более, Маринка, тоже когда-то панковала. Теперь душой там отдыхаю, друзья часто заходят, им тоже нравится…»

Надо ли говорить, что коньяк был оставлен на «как-нибудь потом», из магазина было принесено и выпито немерянное количество пива, под гитару было спето немерянное количество хороших старых песен, причем и я тряхнул стариной и сбацал на дворовых аккордах все что вспомнил.

И надо ли говорить, что через некоторое время Максим стал одним из лучших моих друзей.