Рассказ моего отца – геодезиста с 45-летним стажем. 
Дело было в Восточной Сибири. 
Отец не раз возглавлял изыскательскую партию, производя топографические съемки нетронутой человеком тайги. 
В состав партии входили трое рабочих и две вьючных лошади. В тайге они находились 
порой месяцами. Когда подходили к концу запасы провизии, отец добывал пропитание 
при помощи старенькой проверенной «тулки»-двустволки. К слову, как-то раз одну из лошадей задрал медведь, так отец едва потом отписался от бюрократов-чиновников, 
которые подозревали его в продаже «транспортного средства» налево. 
А теперь сам рассказ. 
Для удобства чтения – от первого лица. 

Возвращаемся после очередного съемочного дня в лагерь, к своей палатке. 
И тут чую – дымком от костра тянет. Честно говоря, напрягся, патроны с картечью 
зарядил: в тех диких краях человека можно было встретить только в одном случае 
– если это беглый зэк. 
Подходим к лагерю. Горит костерок, рядом сидит человек. Здоровается мирно.
– Я тут по вещам прикинул – смотрю, вас четверо. Вот, ужин на всех приготовил. 
Вы уж извините за самоуправство. 
Достал фляжку со спиртом, угостил изыскателей, сам выпил. 

И поведал следующее.
– Я родом из этих мест. Давно получил образование, в большом городе живу, 
а по тайге скучаю, прямо сил нет. Вот так и получается, что каждый год беру отпуск 
– и сюда, в глушь. Месяц по тайге шастаю, как медведь-шатун. 
Хватает до следующего отпуска. 
На работе меня так и зовут – Дикарь. 
И ведь не понимают, что, не поправь я нервы на воле, я б, может, кого-нибудь 
вообще прибил бы как-нибудь. 
А здесь – людей нет, красота…