Давным-давно, в 1970 году, в общежитии МГУ дружно жили в одной комнате четверо студентов химфака.
И получилось так, что один из них (Женечка Ч.) очень сильно обидел другого (Гошу Р).
Что характерно – никто из ныне живущих участников и свидетелей этой истории не помнит предмета (или темы) обиды, но зато все помнят, что было потом.
Гоша вызвал обидчика на дуэль! И Женечка вызов принял.
Тут надо немножко сказать о дуэлянтах.

Гоша, при его 190 роста и худобе, славился на курсе необыкновенной физической силой (автор этого текста однажды видел, как Гоша держал за брючный ремень на вытянутой руке висящего на этом ремне другого своего соседа, Вовочку К., и читал ему нотацию за какое-то прегрешение, а тот молил о пощаде.)
Дуэль
Женечка ростом был примерно 180, но намного шире в плечах и тяжелее Гоши.
Но! За ним было право выбора оружия. И он выбрал без колебаний. «Сгущёнка!»
И уточнил: «Кто больше съест за 20 минут, тот и победил, только чур не запивать водой!»

Тут же образовалась толпа болельщиков и секунданты.
Сгущёнка в те далёкие времена (поясняю для молодёжи) была лакомством для студентов, живущих на стипендию в 35 рублей и случайные заработки. Стоила 55 копеек за банку, как неплохой обед в столовой.
Секунданты пошли в магазин напротив и купили 20 (!!!) банок сгущёнки.
И вот сама дуэль. Гоша и Женечка сидят напротив друг друга, с неприязнью смотрят на соперника и жрут сгущёнку ложками.
Гоша съел 4 банки, а Женечка 3 с половиной.
Через минут 10 они помирились и забыли обиду.

И тут пришел Мирон С. Худенький, невысокий и вечно голодный, с вопросом «Ребята, есть у вас чего поесть?»
Да, сказал Гоша, есть сгущёнка, и с видимым отвращением показал на тумбочку, где стояли оставшиеся банки.
«У! Сгущёнка!!!» - восхитился Мирон. «А сколько можно?» «Да сколько хочешь!» - ответил великодушный Женечка.

И Мирон принялся за дело. Ножом он за пару движений взрезАл крышку, молниеносно выпивал содержимое и быстро-быстро подчищал столовой ложкой остатки. Потом, не теряя ни секунды, брал следующую банку и процедура повторялась. Дуэлянты, секунданты и болельщики завороженно наблюдали.
Когда кончилась пятая банка, кто-то из дуэлянтов (история умалчивает, кто) возмущённо завопил: «Мирон, имей совесть! А то треснешь!»
Мирон смущённо остановился, сказал: «Большое спасибо, ребята! Было вкусно!» и ушел.

Автор был в толпе болельщиков.
А Мирон теперь профессор.


© ep507