На волне поездатых историй вспомнился такой случай:

Середина 90-х, мне лет 5, едем с бабушкой в поезде. Купе тогда обходилось не дороже плацкарта, да и  мало чем отличалось по заполненности и уюту. Стояла удушливая жара, а ехать нужно было около 2-х суток - и пересечь 2 границы.

В купе с нами ехала семья с двумя детьми: мама, тётка и мальчуган моего возраста. Это маленькое исчадие ада не давало покоя всему вагону, он дёргал спящих на верхних полках за ноги, бил мирно дремлющих подушками, поливал водой из водяного пистолета. В общем, развлекался как мог, но пассажиры настолько были вымотаны жарой, что особо не реагировали на сорванца. Досталось и мне - я пыталась прилечь на бабушкиной нижней полке - Денис намазал мне пятки зубной пастой. Я перебралась на верхнюю полку - он начал стаскивать меня оттуда прямо за матрас, и повезло, что я не спала, а лишь кемарила, поэтому успела зацепиться за ручку в стенке, дабы не грохнуть костями.

Спустя какое-то время мучитель вагона вымотался и заснул. Но спокойствие длилось недолго - Денис вновь принялся устраивать дорогу ярости, бешено рассекая по коридору и улюлюкая. Пассажиров такой вариант устроил, так как теперь никого не дергали за конечности, не поливали и не били подушкой. Так прошло ещё полдня. Близилась граница, и под медленное покачивание вагона я-таки задремала на верхней полке, надеясь, что не подвергнусь опытам Дениса. Не тут-то было. Проспав буквально 10 минут, я почувствовала, как меня опять стаскивают с полки. Со всей силой и максимальной злобой пятилетнего берсерка, я, не открывая глаз, вытащила из под головы подушку и замахнулась в сторону, где по моим подсчетам был Денис. Подушка гулко приземлилась, но.. не в Дениса. Открыв глаза, я увидела не слишком довольного пограничника, который сжимал автомат. Судя по съехавшему берету, подушка приземлилась ему аккурат в голову.  "Дяденька, не убивайте, я не в вас целилась!" -всё, что смогла промямлить я в тот момент. Пограничник, до этого стоявший с лицом терминатора, выдавил скупую улыбку, отдал бабушке документы и пожелал нам счастливого пути. Доехали, кстати, без приключений, а Денис оставшийся путь почему-то никого больше не дёргал.