Ехал Грека через вечность, видит Грека — пустота,
сунул Грека безмятежность в непрерывность бытия.