Суть очередной правдивой истории из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры ясна из заголовка. Да, снова речь пойдет об убийстве, которое было фактически раскрыто, но юридически наказание за совершенное преступление виновный не понес.

Данная история не из моей личной практики, это уголовное дело расследовал мой коллега – старший следователь прокуратуры области, с которым мы тогда располагались в соседних кабинетах. Но сама история мне запомнилась (пусть и не в мельчайших подробностях), и вы поймете, почему.

Как я уже упомянул, мой коллега расследовал в конце 90-х годов дело по бандитизму. Дело было большое, объемное, как говорили в таких случаях на официальном языке – «многоэпизодное» и «многофигурантное». В двух словах: группа относительно молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет образовала вооруженное преступное сообщество, проще говоря банду, и совершала систематические разбойные нападения на грузовые автомашины, следовавшие транзитом по федеральной трассе через территорию нашей области. В разное время в банду входило от восьми до десяти человек, на вооружении банда имела автомат Калашникова, несколько пистолетов и гладкоствольных ружей.

Примечательно, что в подавляющем своем большинстве участники этой банды не были ранее судимы, а вышли на новый уровень, поднявшись из полукриминальных дворовых слоев, которые обычно принято называть «гопота». Всего банда совершила около десяти вооруженных нападений на дальнобойщиков, причем в трех случаях потерпевшие в ходе этих нападений были убиты. Бандиты, как правило, забирали только груз из фур, который потом перепродавали, а сами автомашины угоняли в сторону от трассы и там бросали. Продолжалось всё это безобразие около полутора лет, пока в результате большой оперативной разработки нашего УБОПа они не были задержаны и заключены под стражу.

Однако речь пойдет не о разбойных нападениях, совершенных данной бандой. Помимо всех прочих, в банде имелся некий персонаж, назовем его Серый. В верхушку банды этот Серый не входил, но при совершении разбойных нападений был одним из самых активных до такой степени, что двое из трех «холодных» были за ним.

Когда УБОП начал принимать участников банды, Серый оказался в числе последних. То есть к моменту его задержания у следствия уже были показания о его роли в разбоях, данные другими бандитами, в том числе и том, что он совершил два убийства. Видимо поняв, что его при любом раскладе «загрузят, как баржу утюгами», Серый тоже дал признательные показания.

Однако помимо двух убийств, о которых уже было известно следствию, Серый внезапно сначала «накидал» операм УБОПа, а затем написал явку с повинной о совершении им за три года до этого еще одного убийства. Мало того, за это убийство он допросился в качестве обвиняемого с участием адвоката. Расклад со слов Серого выглядел так:

За три года до ареста, по ранней осени, Серый поднакопил некую сумму денег, на которую решил приобрести автомобиль. Для этого он сел на поезд и поехал в один из городов Дальнего Востока, где в то время (да и еще долго после этого) была огромная барахолка, на которой торговали праворукими чудесами японского автопрома. Пошатавшись в течение некоторого времени по этой барахолке, на свои деньги Серый автомобиль так и не подобрал. Но за это время он там же, на авторынке, случайно познакомился с молодым мужчиной лет тридцати, назовем его Владимир. Владимир был из Поволжья, он тоже приехал на Дальний Восток за «японкой». Поскольку денег у Владимира было больше, чем у Серого, то он в конце концов выбрал себе относительно недорогой, но в хорошем состоянии автомобиль, вроде бы «Тойота Карина» (насколько я сейчас помню). Так как Серый себе ничего не купил, то он уговорил Владимира взять его с собой попутчиком, так как дорога до дома Владимира лежала как раз через город, где жил Серый. Владимир согласился (видимо потому, что вдвоем ехать несколько тысяч километров однозначно веселее), и они тронулись.

Дальше Серый рассказал, что где-то на подъезде к свему городу он решил убить Владимира, а машину продать. Поэтому он сказал Владимиру, что хочет доехать до большого города, расположенного по трассе километрах в пятистах дальше от города Серого, якобы для того, чтобы пользуясь случаем навестить родню. Сделал он это для того, чтобы убить Владимира не на территории нашей области, а соседней (зачем, думаю, объяснять не нужно).

Владимиру, видимо, было фиолетово, и они, проехав город, где жил Серый, двинулись дальше, в сторону большого города. Уже на территории соседней области, не доезжая до большого города километров двести, они решили перекусить. Съехав с трассы на лесную дорогу метров на тридцать-сорок, они остановились, вышли из машины и разложили еду на капоте. В процессе перекуса Серый подошел к Владимиру сзади, накинул ему на шею свой шарфик и задушил его. Труп он поволок за ноги дальше в лес, пока через несколько десятков метров не достиг неглубокого болотца. В это болотце он и бросил труп Владимира, а сам вернулся к машине. В этот же день он приехал в большой город, где на местном авторынке «толкнул» машину Владимира каким-то «перекупам» за относительно небольшие деньги. После этого он взял такси, на котором и вернулся в свой город.

Рассказывал всё это Серый очень последовательно и убедительно, упоминал мельчайшие детали. Например, давал точные приметы Владимира – рост, возраст, цвет волос, телосложение, описывал одежду – синий джинсовый костюм и светлые кроссовки, упоминая, что кроссовки свалились с ног, когда он тащил труп к болотцу. Говорил, что по рассказам Владимира знает о том, что у того был небольшой бизнес в торговле, была семья – жена и двое детей, что он служил срочную службу в армии в войсках ПВО (понятно, что потрепаться долгой дорогой было о чем). Кроме того, Серый заявлял, что готов указать место, куда он бросил труп Владимира.

Конечно же, эти показания Серого нужно было проверять. Для этого группа из следователя прокуратуры области и оперов УБОПа, взяв с собой Серого, выдвинулась на территорию соседней области проводить осмотр места происшествия с участием обвиняемого. Место Серый указал не сразу, несколько раз ошибался, путая опорные ориентиры, но в конце концов указал на лесную дорогу, на которую они с Владимиром свернули. Отойдя от места остановки «японки», указанного Серым, на несколько десятков метров вглубь леса, следственно-оперативная группа нашла сначала валявшиеся светлые кроссовки, а в начинавшемся болотце был обнаружен труп мужчины в синем джинсовом костюме.

Для осмотра трупа была вызвана следственно-оперативная группа местного райотдела и местной прокуратуры, труп был направлен в морг для судебно-медицинского исследования. Конечно, за три года нахождения в болотце сохранность мягких тканей трупа была никакая, но судмедэксперт обнаружил сломанную подъязычную кость – верный признак такой причины смерти, как механическая асфиксия органов шеи при сдавливании. Кроме того, при детальном обследовании костей трупа было выявлено, что кости правой колени имеют признаки прижизненного перелома с последующим сращиванием. Давность перелома эксперт определял, как восемь-десять лет к моменту смерти.

Дальше началась работа по установлению личность Владимира. Путем запросов удалось выяснить, что действительно уже три года в одной из областей Поволжья разыскивается без вести пропавший мужчина по имени Владимир, тридцати лет, который уехал на Дальний Восток для приобретения автомобиля, и не вернулся.

В прокуратуру той области было направлено соответствующее отдельное поручение, местные следователи допросили всех членов семьи Владимира. Выяснилось, что всё, о чем упоминал Серый в своих показаниях о личности потерпевшего, полностью соответствует действительности, вплоть до того, что он уехал из дома в синем джинсовом костюме и светлых кроссовках. По поводу перелома ноги родители Владимира пояснили, что он действительно ломал правую ногу в области голени, будучи в армии.

В структуры Министерства обороны следователем был направлен соответствующий запрос, в ответ на который пришла выписка из амбулаторной карты Владимира, согласно которой он лечился в военном госпитале по поводу закрытого перелома костей правой голени.

Казалось, что всё в этом деле было ясным и понятным. Но тут кого-то из руководства прокуратуры области озарила гениальная идея: А давайте-ка назначим по этому делу судебно-геномную экспертизу!

Это сейчас геномная экспертиза является чем-то обыденным и заурядным. А тогда, в конце 90-х годов, это была совершенно новая, передовая экспертная методика. Делали её не в штатных экспертных учреждениях правоохранительных органов, а только в научных лабораториях, которых в то время по стране было очень немного. Стоила тогда такая экспертиза очень немалых денег, мотивировалась высокая стоимость необходимостью приобретения материалов и реактивов за валюту. Конечно же, спрос на такие исследования в правоохранительной деятельности был очень велик, и на проведение подобных экспертиз существовали очереди, причем минимум на полгода вперед всё было занято, да и само исследование занимало долгое время.

Но приказ есть приказ, и следователь направил в Поволжье поручение коллегам из тамошней прокуратуры на изъятие образцов биологических жидкостей у отца и матери Владимира. Когда образцы прибыли, следователь повез их вместе с постановлением о назначении судебно-геномной экспертизы и несколькими костями обнаруженного в болотце трупа в научную лабораторию, расположенную чуть ли не на другом конце страны (ближе договориться нигде не получилось).

Где-то через полгода из лаборатории сообщили, что заключение экспертизы готово, и его можно забирать. Прочитав это заключение, следователь был просто ошарашен: труп, обнаруженный в болотце, не мог являться сыном родителей Владимира, и вообще какое-либо его родство с указанными лицами категорически исключалось.

На этот раз следователь сам выехал в Поволжье, где лично допросил родителей Владимира. Но они с возмущением отвергали предположение о том, что Владимир – не их родной сын, и настаивали на своем родстве с ним.

Также были попытки подтвердить факт выезда Серого три года назад на Дальний Восток за машиной, и обстоятельства его возвращения домой. Но за давностью времени никто из его окружения уже ничего не вспомнил (или просто не захотел вспомнить, что вернее). Сказали, что ездил вроде куда-то за машиной, но ничего не купил, а когда это было, и куда именно ездил – увы, не помню, начальник. Учета же по проданным именным билетам в РЖД в то время еще просто не было.

Также не удалось установить и местонахождение проданной Серым «японки». Прежде всего потому, что никаких данных, кроме модели автомобиля и его цвета у следствия не было – Серый говорил, что все документы он отдал «перекупам» вместе с машиной, и по каким номерам агрегатов искать похищенный автомобиль, было непонятно.

Тут нужно напомнить, что весь тот огромный объем работы, проведенный по убийству Владимира, «съел», как говорят следователи, большое количество процессуальных сроков. То есть направление запросов, отдельных поручений, получение ответов на них, назначение экспертиз и получение их заключений – это всё время, время и еще раз время. В общей сложности это заняло чуть менее года.

А тем временем основное дело по банде было уже фактически расследовано, и продлять сроки содержания всех бандитов под стражей у заместителя Генерального прокурора, а то и у самого Генерального прокурора, только из-за убийства Владимира никто бы из руководства не дал. Тем более, что сроки были необходимы еще и для ознакомления обвиняемых с материалами дела (в описываемый период времени эти сроки входили в общий срок содержания под стражей).

В то же время, рисковать с направлением уголовного дела по обвинению Серого в убийстве Владимира с таким заключением судебно-геномной экспертизы в суд тоже никто не хотел. Вариант с повторным назначением подобной экспертизы всерьез вообще не рассматривался, так как это потребовало бы значительных денежных средств, а главное – времени, то есть процессуальных сроков. Тем более, что посидев с полгодика в СИЗО, Серый решил «переобуться» и поменял показания. Теперь он утверждал, что никакого убийства попутчика с Дальнего Востока он не совершал, действительно ездил на Дальний Восток, но не в то время, когда пропал Владимир, а раньше. Расклад же за убийство Владимира ему якобы «накидали» опера УБОПа, и он под пытками согласился озвучить предложенный ими вариант показаний.

Так что уголовное дело по банде ушло своим чередом в суд, где все бандиты были осуждены. Серый получил лет восемнадцать лишения свободы, или около того.

А уголовное дело по факту обнаружения трупа в болотце было выделено в отдельное производство, и направлено по территориальности в прокуратуру того района соседней области, где этот труп и был обнаружен. Насколько я знаю, это уголовное дело так и лежит там в приостановленном виде.

Конечно же, у нас было множество предположений, почему судебно-геномная экспертиза дала именно такое заключение. Понятно, что самыми распространенными из них были про немытые руки лаборанта, похмелье доктора ну или что-то в этом духе. Правда, некоторые осторожно высказывались в том плане, что Владимир запросто мог не быть биологическим сыном людей, которые его воспитали, вплоть до того, что его могли подменить в роддоме и т.д. Но это уже сфера сериалов для домохозяек, а не органов предварительного следствия. Так что если мне поступит предложение написать сценарий сериала, то у меня есть варианты.