Клип кельнского вышибалы Ивана Юрчевича “Что я думаю о Сильвестре 2015 года” стал абсолютным хитом германского facebook, набрав около трех миллионов просмотров за сутки.


Редактор крупнейшего немецкого портала T-Online Кристиан Крейцер встретился с Юрчевичем и другими свидетелями кельнских безобразий.


Юрчевич, хорват, работающий вышибалой в Кельне с 1989 года рассказывает:


“Около 19:00 началось – группы по 6, 10, 12 человек, североафриканцы начали появляться со всех сторон. Ничего подобного я никогда не видел. Они показались мне настоящей армией”.


Юрчевич в этот Новый Год – как и во многие предшествующие – стоял на входе в отель Excelsior. Отель расположен к западу от кафедрального собора.


“Они шли с бутылками пива и шнапса в руках. Большинство уже были совершенно пьяны”. Немедленно начались проблемы. Стали приставать к гостям отеля, курившим на террасе: “Дай сигарету!”, “Пойдем со мной” – взрослой женщине.


В это же время Петер Эркеленц, брат члена городского совета, пробегает вместе с женой по Домской площади. Он “неприятно удивлен количеством людей, говорящих на арабском и агрессивной атмосферой”. Быстро уходит с площади к друзьям на вечеринку


22:00 – эскалация. Взрываются фейерверки и шутихи. Парикмахер Паоло Кампи обозревает происходящее с восточной стороны собора из бара Kunstbar: “Абсолютно асоциально. На Новый Год всегда асоциально. Насколько хуже было на этот раз, сказать не берусь”.


У вышибала Юрчевича – чрезвычайная ситуация. К нему бегут две девушки. Их преследует толпа “североафриканцев”.


Он впускает девушек. Преследователи вступают в конфронтацию с известным тренером по восточным единоборствам: “Я ростом 1,98 метра, вешу 93 килограмма. Лучше не заводить меня”.


Юрчевич бьет одного из нападающих по ноге и отступает ко входу в отель. Второй араб набрасывается на него: “Я ударил его в грудь, он отлетел на три метра. Последовала одна минута спокойствия”, сообщает хорват, последние 40 лет живущий в Германии.


Атакующие угрожают ему: “Мы вернемся и ты будешь трупом” на ломаном английском. Администрация Excelsior просит гостей не курить на террасе и зайти внутрь. Гости стоят на первом этаже, смотря на площадь и не верят собственным глазам.


Между тем, Юрчевич обозревает прибытие около сотни представителей полицейского спецназа. По отряду дают несколько залпов фейерверков и шутих. Полицейские выглядят испуганными.


После полуночи: групповые драки по всей площади. “североафриканцы” охотятся на негров и избивают их. Они также дерутся друг с другом. На глазах Юрчевича один араб разбивает другому бутылку об голову. Тот валится без сознания. Юрчевич и вышибала из соседнего бара затаскивают его в бар, чтобы не задавили в драке.


Прибывают полицейские, начинаются аресты. Но людей приходится отпускать – полицейские вэны переполнены. Расставаясь с полицией, задержанный плюет в вэн и орет “Fuck the police” в лицо Юрчевичу. Тот теряет самообладание и укладывает араба одним ударом.


В 01:30 Питер Эркеланц вышел со своей женой с новогодней вечеринки. Он намеревался добраться до дома на электричке. Но электрички не ходили. Вокзал был закрыт.


Перед Эркеланцем мужчина сзади нападает на полицейскую, пытается вытащить что-то из сумки, затем бежит от нее. Она его догоняет, валит на землю, дает взбучку. Этим все заканчивается. Полицейским нужно тушить слишком много пожаров одновременно.


Эркеланцу объясняют, почему не ходят поезда. Арабы атакуют пассажиров, устраивают догонялки с полицейскими по рельсам.


Эркеланц говорит: “Я был реально напуган. И впереди еще карнавал”.


Только к пяти-шести часам хаос прекратился. На улицах валяются пьяные. В полицию приходят первые женщины с заявлениями ко вторнику заявлений получено больше 90. Между тем лефтисты начинают бить тревогу. Неонацисты собираются открыть охоту на “североафриканцев”. Юрчович тоже слышал нечто подобное