Давно было, но что-то вспомнилось…
Лето 2002-го, по-моему, года. Городок на Волге, в котором собирают всеми любимые Лады. Я – молодой капитан, заступивший дежурным по части.

Ну и как-то совпало, что именно в этот день на подсобном хозяйстве сдохла свинья. Здоровая прежде свинка Пепа, подающая большие надежды на поприще пищевой промышленности, ушла из жизни, не предупредив даже зампотыла.

- Б-б-л#дь: сказал зампотыл (он сильно заикался).

Зампотылу катастрофически не везло со свиньями. Буквально за пару месяцев до описываемых событий молодая хавронья, которую везли на дачу командующему нашей «N»-й армией ВВС и ПВО, почувствовав неладное, выпрыгнула через задний борт «Урала» прямо на шоссе, пробежала на сломанных ногах метров двести по озимым, и там умерла, не давшись врагу живой.

- Х-х-хлебореза к-ко мне: - сказал зампотыл.

Пришел хлеборез. Кто служил в армии дореформенного образца, тот знает, что хлеборезы – особая каста. Примерно как кшатрии в древней Индии. Им многое позволено, и многое прощается – но большинство в итоге все равно заканчивает плохо, их всё-же отлучают от церкви кормушки, и остаток дней они проводят в муках воспоминаний о былом.

- С-свинью з-закопать на х-хоздворе, - сказал зампотыл и уехал.

Хлеборез задумался. Закопать свинью в полтора центнера весом – не поле перейти.

Спустя минуту мучительных размышлений был собран консилиум из военнослужащих второго года службы, которые думали недолго, и привлекли к решению проблемы военнослужащих первого года службы.

Никому не хотелось закапывать свинью в обед субботы, вместо личного времени. Но пытливый ум солдата срочной службы способен на многое. Через полчаса гордиев узел был разрублен самым кардинальным способом – свинью решили облить соляркой и сжечь.

На обильно поросшем сухой травой пустыре.

Между проходившей мимо ж/д веткой и нашим складом ГСМ.

Через десять минут во славу сатане там возгорелось адское пламя. Свинья, уже полежавшая на жаре, весело коптила тольяттинское небо, разбрызгивая вокруг капли горящего жира. Трава занялась моментально.

Б-бл#дь! – сказали военнослужащие первого года службы, и убежали за водой.

Когда мне в канцелярию роты позвонил дежурный телефонист, на складе ГСМ было уже жарко…

Всё-таки у истории со свиньёй счастливый конец. Пожарные приехали быстро, залили всё водой и уехали. Военнослужащие второго года службы во главе с хлеборезом пошли закапывать недожаренную свинью на хоздворе. Начальник склада ГСМ прапорщик Юра П. пошел в бар «Мираж» смывать стресс.

Только это еще не всё. В армии не бывает такого, чтобы конец одной истории не служил началом другой.

После уезда пожарных ко мне подошёл дежурный по роте.

- Товарищ капитан… Мы труп нашли…

- Бл#дь…!!! – сказал я. – Вы е#анулись? Какой на#уй труп????

Они таки нашли. Труп. В зимней вязаной шапке, замызганном пуховичке, в дутиках, она лежала в кустах у железнодорожной насыпи. Уже истлевший скелет. Скорее всего, бездомная – свалилась с проходившего товарняка и свернула себе шею. Если бы не этот спонтанный пожар – в жизни бы никто не нашёл.

Дежурство моё затянулось - её увезли только в девять вечера, и похоронили наверняка как неопознанную, какие там документы у бомжей… Но я до сих пор думаю, что лучше так, чем под открытым небом. Даже свинья была достойна погребения. Тем более – человек.