Было это во времена (не столь далекие) моей курсантской молодости. 
Учился я в авиационном училище на истребителя. Кто общался с летчиками - знает, 
что народ это своеобразный и очень интересный. 
Так вот, был у нас на курсе парнишка которого все почему-то звали Геной, хотя 
по всем документам был он Алексеем. В зависимости от ситуации звучали и 
производные от его второго имени: Генофонд, Гениталий и т.д., на что он впрочем 
не обижался. 
Но это все прелюдия.

Дело было жарким сибирским летом (а в Сибири оно жаркое). 
Хотелось пива и на речку, но времени вырвать на подобное из распорядка дня 
сложновато. А вот позагорать на крыше казармы часик-другой - это проще. 
Командование смотрело на это иначе и запрещало под страхом отчисления из училища.

В тот день на крыше изнуряли тела под солнцем несколько человек со старших курсов, которых все равно уже не отчислят и наш Гена-цвале, который оканчивал лишь первый 
курс (лучшая кандидатура на вылет).
Все было хорошо и тут "человек на шухере" сообщает, что на крышу пробирается 
КОМБАТ. В училище это почти бог, к тому же на расправу безжалостный. Вход на 
крышу только один - не разминешься, и спрятаться негде. Старшекурсники лишь лениво
штаны набросили чтобы предстать в более-менее приличном виде и тут наблюдают, 
как Гена-Леха разбегается, отталкивается от края и улетает...

Все в ступоре: четыре этажа - метров 12-15 лететь, вокруг асфальт, да забор со штырями. Мысленно уже похоронив Гену, и не обращая внимания на пришедшего комбата, подходит народ к краю чтобы взглянуть на тело. Но при беглом осмотре места предполагаемого столкновения с землей выясняется, что тела нет. 
Тело наблюдалось спускающимся по тополю, растущему в пяти метрах от казармы. 
Как потом рассказал сам Рембо ("Первую кровь" помните?), сей путь отступления он присмотрел уже давно, рассчитал скорость отрыва и траекторию снижения, но все 
как-то случая не было. А тут Такой стимул. 
Народ его после этого зауважал.