Во время пожара на пилоне моста ЗСД 64-летняя Тамара Пастухова вытащила из огня троих рабочих. Она отмахивается от комплиментов и говорит: "Бывало пострашнее".

Вечером 19 января у строителей вантового моста ЗСД через Петровский фарватер заканчивалась смена. На стометровой высоте рабочие снимали металлоконструкцию, когда сверху от тепловой пушки загорелисьдеревянная опалубка и утеплитель. Несколько человек успели спуститься по внешнему лифту пилона, но трое остались. Кабина за ними не приехала.

В работах с металлоконструкцией использовался башенный кран, стоявший рядом с горящей вышкой. В его кабине на 140-метровой высоте сидела 64-летняя машинист Тамара Пастухова. В начале пожара, пока верхушка пилона не занялась огнем, женщина могла спуститься по внутренней лестнице башни. Перед ее глазами рабочих засыпало горящими ошметками утеплителя. Она осталась.

«Ну а что мне – бежать? – рассуждает Тамара. – Я опустила трос до земли. По рации сказала прикрепить какую-нибудь емкость к крюку».

Пастухова подняла контейнер и ювелирно подвела его к пилону.

«Забирайтесь!» – услышали рабочие в рацию. Тамара отвела стрелу от пилона и приземлила спасенных на свободное место.

Операция по спуску заняла четверть часа. К этому времени пожар разгорелся, порывы ветра относили едкий дым в сторону крана. В кабине чувствовались гарь и жар. Башня стационарная, отъехать нельзя.

«Слезать побоялась, – говорит Тамара. – Разгорелось очень сильно. Лучше, подумалось, пережду в кабине, которая находилась выше пожара».

Взаперти женщина просидела не меньше часа. Потом за ней отправили спасателей.

«Зачем? – протестовала крановщица по рации. – Со мной все нормально».

На земле Тамару бросились обнимать спасенные.

«Да перестаньте вы, чего я такого сделала? – отмахивалась она. – Самочувствие? Так себе. Надышалась чутка».

На башенном кране Пастухова работает с 18 лет. Родом из Уфы. Выучилась в Днепропетровске. После развала Союза стала гражданкой Украины. У нее был свой домик с огородом под Донецком, в Красногоровке. Теперь там ни газа, ни воды, ни жителей.

В Петербурге Тамара работает с 2004 года. После начала войны в 2014-м окончательно переехала сюда. Оформила разрешение на временное проживание, через полгода надеется получить вид на жительство. Четверо детей, восемь внуков.

«До кризиса профессия машиниста была востребованной. Меня, при таком-то стаже, с руками и ногами брали, – говорит она. – Сейчас стройки замораживаются. Да, я давно пенсионерка, но положение безвыходное, работать надо. А я вроде неплохо справляюсь».

Крановщики получают 200 рублей в час. На смену Тамара выходит через день. Подъем в кабину занимает 20 – 25 минут.

Смерть она видела не раз. Гибель коллег не отворачивала от профессии.

«Но бывали и чудеса, – вспоминает она. – Мы как-то строили элеватор. Подъезжаем – нету крана. Ну, говорю, угнали за ночь. Приблизились – а кран лежит на элеваторе. Сменщик мой, выпимши, завалил башню. А сам живой остался».

Женщина работает в компании «Викинг кран технолоджи». Гендиректор Владислав Маркин сообщил «Фонтанке», что за вчерашний поступок Тамара Пастухова будет вознаграждена.
Героиня дня из Санкт-Петербурга.