History Fun, цикл пятый — Гуситские войны, выпуск 7
В прошлом выпуске Сигизмунд вместо Чехии снова получил в башку сапог, а Жижка открыл новый финт ушами в деле военного искусства.

Основные силы крестоносцев отступили, в Богемии остались только мелкие партизанские отряды и всякие недобитые хиппари-гуситы, за которыми Ян продолжил охоту, а еще — чашники в Праге.

Последние очень хорошо ощущали, что, хоть столица и у них, главной силой в Чехии являются вовсе не они, а всякие холопы и смерды, вооружившиеся огнестрелом до зубов, под предводительством страшного слепца. Это знание никоим образом не радовало богемских дворян и прочих зажиточных граждан, поэтому, как только непосредственная угроза в лице Сигизмунда отступала, они снова предпринимали попытки исправить дисбаланс.

В данном случае с существованием чашников категорически дисгармонировал персонаж по имени Ян Желивский. Именно он вел тот самый печально известный марш к городскому совету, закончившийся полетами из окон без парашютов. С 1419 года проповедник постепенно прибирал к рукам всю столичную бедноту, и к 1422 стал чуть ли не полноправным диктатором в Праге, легко управляясь с толпами и обозначая цели для народного гнева.

Понятно, что городскому совету этот прадедушка Троцкого был как бревно в глазу, и только униженные немцы скрылись в туман, Ян был немедленно схвачен, обвинен во всем нехорошем и спешно казнен.
Прага, да и вся Чехия, снова начала бурлить и раскалываться. Полномасштабной гражданской войны не вспыхнуло исключительно благодаря вмешательству внешних сил, причем на этот раз счастливому.

Еще в начале всей заварухи совет гуситов решил отдать чешскую корону кому-нибудь достойному — все-таки страну без короля в то время представить было очень затруднительно, хоть с этим и вполне справлялись наиболее упоротые табориты. Сперва ее хотели вручить польскому королю Ягайло, но советники и приближенные поляка настойчиво порекомендовали ему в этот непонятный блудняк не лезть — профит неясен, а окружающие державы могут и не понять. Получив от Польши отказ, гуситы обратились к Витовту, правителю Великого княжества Литовского. Тот идею поддержал, но с оговорками — сам никуда не поехал, сославшись на важные дела дома, но выслал неплохую армию на подмогу чехам. Армией управлял гражданин с несколько неожиданным именем Сигизмунд Корибутович, назначенный регентом Витовта в Богемии. Объясняются такие изыски в ФИО довольно просто — он был сыном князя Новгород-Северского (не Великого Новгорода, естественно), которого вполне можно признать русским. Как и неплохую часть земель княжества Литовского, как бы оно там ни называлось.

Поскольку правильный Сигизмунд успел немного помочь Жижке в навешивании по ушам Сигизмунду неправильному, Ян против такой кандидатуры ничего не имел — уж лучше на троне будет вменяемый мужик, чем начнется deathmatch до последнего выжившего. Чашники тоже были довольны — все честь по чести, достойные люди позвали себе короля, выторговали себе всякие свободы, теперь можно жить.

На этом месте у читателя может возникнуть закономерный вопрос — а как это Витовт вообще решился на переговоры с гуситами и более того — на принятие короны и высылку экспедиционных сил? Неужели Святой Престол не начал вопить ультразвуком от такой наглости?

Отвечаем: естественно, начал. Ор и крики раздавались на всю Европу. Однако, как уже многократно говорилось, одно дело — абстрактные расхождения в вере, и совершенно другое — весомые денежные выгоды.

В то время Витовту крайне мешал Тевтонский орден. Литовцы уже который десяток лет рубились с рыцарями за кусок современной Литвы — та самая битва при Грюнвальде (которая на картинке) произошла во многом из-за этого, и в ней Витовт и тевтоны участвовали совсем на разных фронтах. Однако, даже проиграв, орден отказывался утереться и упорно продолжал биться бронированной башкой в мозолистые литовские кулаки. А главную поддержку рыцарям оказывал… Да, Сигизмунд, император Германии.

Поэтому отправка войска и принятие короны было продолжением войны, начавшейся задолго до гуситов, в которой они были так — поводом немного подгадить старому сопернику. В такой ситуации на прыжки и визг Папы можно было и наплевать.

Корибутович, получив признание от основных гуситских авторитетов, стал полноправным представителем Витовта в Богемии, чем ситуацию немного разрядил. Пришлось, конечно, погонять по полям и лесам всяких несогласных, но в общем и целом — улеглось.
Надолго ли?

Скоро узнаем.

Прошлый пост тут: