History Fun, цикл третий — Альбигойские войны, выпуск 1
1209 год.
В Кембридже сбежавшие из Оксфорда школяры решили основать свой собственный университет, новгородцы с переменным успехом сражаются с тевтонцами, рождается Ричард Корнуоллский, будущий король Германии, далеко на востоке Чингисхан разносит в пыль тангутов.

А в церковном городе Лион, что сейчас находится во Франции, под предводительством папского легата Арнольда Амальрика собрались 10000 крестоносцев, объединенных одной целью — как следует ввалить катарам.

Для начала в общих чертах расскажем о том, кто же такие были эти катары или, как их еще называют, альбигойцы. Если вкратце — это христианская ересь, первые зачатки которой появились примерно в 11 веке. Не будем серьезно углубляться в теологию и богословие и перечислять все отличия веры катаров от римско-католической, иначе нам точно не хватит формата наших выпусков. Основных расхождений было два:
1. Катары верили, что земной мир создан не Богом, а дьяволом, и является лишь искаженным отражением настоящего божественного замысла.
2. Катары крайне не любили римскую церковь со всем ее стремлением к пафосу, власти и стрижке купонов и считали именно себя настоящими последователями апостолов.

Даже сейчас мнения историков и теологов насчет альбигойцев серьезно различаются. Можно встретить как рассказы о жутких оргиях и полнейшем беспределе, так и описания подлинно святой и безгреховной жизни. Где правда, в наше время понять крайне затруднительно, нужна машина времени. Скорее всего, истина, как всегда, была где-то посередине.

Однако в то время, когда убить человека за несколько отличающуюся трактовку сущности Троицы (см. арианство) было в порядке вещей, столь странные воззрения катаров, отдающие порой откровенным манихейством, уже были билетом на эшафот.
Второй же пункт приводил Рим в совершеннейшее бешенство. Ибо богу, как говорится, богово, а кесарю — кесарево, и отказ признавать Папу в качестве главного вел к прямым убыткам Престола, что было ну совсем уж недопустимо.

Какое-то время Папы были вынуждены мириться с таким положением вещей: во времена Темных веков и Раннего средневековья им бы самим в Риме удержаться — то убьют, то низложат, то придет какой-нибудь Оттон I, император Священной Римской Империи, поглумится и вышлет пинком в Гамбург — совершенно невозможно работать в такой обстановке.
Всяких еретиков периодически ловили и жгли, но без особого энтузиазма и только когда они совсем наглели. Но в 12 веке ситуация начала меняться — институт папства перестал рискованно шататься, а альбигойцы, пользуясь долгим попущением католического престола, осели в Лангедоке и начали там спокойно плодиться, размножаться и обращать в свою веру не только крестьян, но и дворян с землевладельцами.

В 1198 году в Риме стал Папой Иннокентий III. Мужик достаточно суровый, упрямый и особой терпимостью не отличавшийся. Сперва он пытался договориться с катарами по-хорошему, то есть посылал проповедников, грозивших еретикам всяким. Миссионеров альбигойцы почему-то не слушали. Даже крайне известный впоследствии Доминик де Гусман Гарсес, он же святой Доминик, был послан неотесанными катарами подальше.

Обозлившись, Папа начал репрессивные меры бюрократического характера — уличенные в помощи еретикам епископы вылетали со своих постов, а дворяне отлучались от церкви. Попутно Иннокентий обратился к королю Франции с закономерным вопросом: а не хочет ли его величество перестать тормозить и немного помочь делу христианства? Филиппу II в то время было совершенно не до каких-то южных еретиков — он ввязался в затяжной конфликт с англичанами и немцами, поэтому просил передать, что обязательно впряжется, но как-нибудь потом.

Тем временем под отлучение попал влиятельный в тех местах гражданин по имени Раймунд (очень, кстати, популярное имя, как читатели скоро смогут увидеть) VI Тулузский. Граф немедленно решил обсудить эдакую оказию с папским легатом, который как раз крутился по всему Лангедоку, пытаясь то запугать, то задобрить дворян-еретиков, но вот незадача — после встречи легата кто-то зарезал.

Вообще говоря, как раз Раймунду-то это было ну совсем невыгодно — глумиться над представителями Папы можно было еще лет двести назад, но не в начале 13 века. Иннокентий же, естественно, не стал вникать во всякие там алиби и применять дедуктивные методы — в 1209 году окончательно озверевший Папа издал буллу о том, что катаров пора валить, всех, разом и побольше, а их земли распределить между достойными. Достойным предлагалось собраться в Лионе и ждать дальнейших распоряжений от нового легата.

Понял ли Раймунд VI, как сильно он влип? Насколько сильно рассвирепел Иннокентий III? Чем «прославился» в веках легат Арнольд Амальрик?

В следующем выпуске обязательно расскажем.