Значительная часть моих знакомых относится к категории людей, называемых в просторечии «хачами», с изрядной долей негатива. А я не могу. Я с ними в одной общаге не один год прожил, видел их плохие и хорошие стороны.
Общежитие у нас было коридорного типа. И, поднявшись на свой этаж в первый раз, я слегка офигел. Я попал в Тегеран. Стены и пол пропитались стойкими запахами шафрана и благовоний, навстречу мне шли чернобородые парни и девушки в хиджабах, отовсюду доносилась непривычная музыка. Я спрятался в своей комнате и просидел там целый день, боясь выходить.

Через неделю я со всеми раззнакомился и бояться перестал. Особенно сдружился с тремя персами Бехрамом, Джеханом и Махди. Кстати персы – это не арабы. И очень обижаются, когда их путают. Персы жили на Ближнем Востоке тысячи лет. А вот арабы относительно недавно «понаехали». В 500-600 годах нашей эры. Для истории Ближнего Востока, это почти вчера.

Вот несколько картин из моей интернациональной жизни:

1. В общежитии жила семья нигерийцев. Огромный такой негр и девушка, похожая на Вупи Голдберг. К концу учебы они умудрились настрогать трех ребятишек, а смотреть за ними взялись две китаянки с аспирантуры. Старшему негритенку было годы четыре. Активный такой малыш, со всеми дружил, со всеми разговаривал.

И вот сижу я как-то возле окна, анатомию учу, а по улице китаянки везут в коляске двух негритят, третий бежит рядом. Навстречу с занятий идет группа арабов. Малой увидел знакомого, бежит ему навстречу и кричит ПО-РУССКИ:

- Дядя Али, дядя Али, смотри, что у меня есть!

Я понял, что русский – это язык международного общения.

2. Арабы в большинстве были хамоватые. Я спросил у своего друга Али, почему так. А он ответил:

- Все наши богатые едут учиться в Англию или Германию. У вас учиться дешево, поэтому сюда едет, как это по-русски? О, КОЛХОЗ!

3. Над «иранским» коридором жили студенты из Польши. С ними мы общались мало – европейцы задирали нос. А в середине года совсем рассорились.

Отмечали какой-то праздник. По мере студенческих средств накрыли стол.

Среди моих однокурсников был парень по имени Саша. Так вот этот Саша встречался с девушкой. Назовем её Света. Так вот, сидим, отмечаем, а Света вдруг решает часок посидеть у поляков (у неё были польские корни, и она пыталась с европейцами дружить). Света ушла. Час нет, два. Саша расстроился и пошел её забирать. Возвращается, за нос держится. Поляки подвыпили, и не только Свету не отпустили, но и слегка Сашу поколотили. Мы все уткнулись в тарелки и стаканы. Ссориться с поляками никому не хотелось. А тут в нашу комнату забегает Махди.

- С праздником, славяне!

И тут он увидел Сашу.

- Что случилось?

- Да, так, с поляками поцапался. Светка, стерва, к ним ушла…

- Так! – не стал дослушивать Мехди. – А ну пошли.

А надо вам сказать, что в Мехди был метр с кепкой. Маленький, но задиристый.

И вот несется Мехди по коридору, стучит во все двери и кричит что-то на фарси. И из всех дверей выходят персы и собираются в нехилую такую толпу.

Потому что Саша полгода жил с ними рядом. А поэтому он СВОЙ.

И вся эта толпа поднимается на «польский» этаж. Поляки испугались, повыскакивали из комнат. И Мехди, без лишних разговоров, как мангуст на королевскую кобру бросается на Сашиного обидчика – здоровенного поляка Анджея. Анджей с грохотом падает на пол и не сопротивляется, только повизгивает от ударов. Свету вернули. Поляки перед Сашей извинились, но с тех пор обходили всех нас за три километра.

4.И да, был у нас один больной на голову араб, который слегка тронулся от обилия открытых девичьих лиц и ног. По вечерам он любил выйти на общий балкон и, глядя на проходящих под общежитием девушек, порукоблудить. Соотечественники и били его, и пытались поговорить. Ничего не помогало. Однажды этот тип в очередной раз вышел на балкон. И тогда Бехрам набрал в тазик холодной воды, для верности добавил туда льда из холодильника, и выплеснул все это в лицо рукоблуду. Еще и тазиком по голове стукнул. Недели три тот на балконе не появлялся.