На волне постов от , захотелось рассказать парочку историй из свой практики в отделении нейрохирургии, в котором практиковался после 1 и 2 курса в одной крупной городской больнице.
1) Лежала девушка, 29 лет с абсцессом головного мозга. Из толстенной истории болезни увидел, что до пребывания у нас она получила травму и ей в другой больнице наложили пластину на затылочную кость, но контрольного КТ не сделали, а там был абсцесс, у нее было высокое внутричерепное давление, и дабы избежать отека мозга поставили зонд для оттока ликвора. Практически не двигалась, речь и рефлексы заторможены. Бывало так, что завтраком кормил ее я, с ложки. В тот день была овсянка. Я спросил, будет ли она завтракать, а она спросила: "Что там на завтрак?". Я вспомнив советского Шерлока возгласил ОВСЯНКА, СЭР!
Она засмеялась. Искренней смеха я не слышал. Она пожала мою руку крепко и сказала "Спасибо!". Мои ноги в тот момент стали ватные, ее рукопожатие было куда крепче чем у некоторых парней.
Иногда, она выла волком от боли, я прибегал и старался максимально облегчить ее страдания. Мне не забыть тот отрешенный взгляд серо-голубых глаз на стену, где висели рисунки ее дочери. Каждый день ее пичкали кучей таблеток.
Она стала первой, кто заставил меня рыдать дома. Через год я узнал, что она скончалась.
2) В том году на дорожной магистрали разбили Porsche Cayman S. Вроде видео его полета охватило интернет. Водителя и пассажира доставали в отделение с сотрясением головного мозга. Могу сказать что их жизнь спасла система безопасности автомобиля, ибо такие кульбиты на другом авто закончились бы exitus letalis. Они же отделались малой кровью.
Я заходил к ним для измерения артериального давления и температуры. Я стараюсь не вешать ярлыки на людей, но все же я очень удивился насколько они были вежливы и добры в общении. Более того, ближе к выписке они пообщались с мамой пациентки из первой истории и дали слово, что материально окажут помощь.
Оба благополучно были выписаны под конец моей первой практики.
Далее будут истории из палаты интенсивной терапии (ПИТ), куда я позвался пахать дальше. Специфика работы более тяжелая, все таки пациенты все лежачие, иногда без сознания, соответственно все биологические жидкости выходили внезапно, а это предвещало более грязную работенку. Мне позволили выполнять часть сестринских манипуляций, когда по факту я их не должен был уметь делать. Но у меня хорошо получалось, медсестры полагались на меня.
3)Перевели из реанимации женщину Ds:геморрагический инсульт. Обычно в реанимации пациенты подключены к ИВЛ и имеют трахеостомические трубки. В ПИТе же требовался тщательный уход за такими трубками, чтобы они не были забиты ни соплями, ни кровью, ни мокротой, соответственно, их нужно прочищать с помощью одноразового стерильного зонда подключенного к вакуумной установке и раствора хлоргексидина. Такую санацию ТБД (трахеобронхиального дерева) я проводил часто.
Но у этой женщины трубка забилась так, что она не могла дышать, носогубный треугольник синел, а значит я не справляюсь. Зову медсестру, она перехватывает и отправляет меня в ординаторскую, чтобы поставить врача в известность. Врач далее перехватывает у медсестры зонд и с помощью препаратов размягчает пробку и вытягивает ее из трубки. Лицо розовеет, все в порядке. Я в тот момент не смог подать открытую бутыль хлоргексидина, ибо позволил панике взять верх. В этот раз обошлось.
Но через день снова такой же эпизод. Уже вижу что, синеет носогубный треугольник. На лету хватаю ампулу с препаратом, подпилить нечем, сношу крышку ножницами Купера не хуже того, как если бы самурай открывал бутылку своей катаной, при этом получилось очень аккуратно. Заряжаю в шприц, ввожу в специальный порт на трубке. Пытаюсь вытянуть, все равно не идет. Женщина начинает затяжно кашлять, и тут внезапно из трубки мне в плечо вылетает пробка ~1,5 см в длину. Лицо розовеет, дыхание восстановлено.
Казалось бы мне должно быть мерзко, но я радовался как ребенок, что женщина снова дышит. Спросил ее нормально ли дышится и, получив ее подтверждение, пошел утилизировать зонд.
4) Переводят из реанимации мужчину, 43 года Ds: геморрагический инсульт с гемиплегией.
Как только мы завезли и переложили его в кровать и сдули манжетку на его трубке (это чтобы он сам дышал, так медсестры говорили), он начал кашлять и забрызгал кровавыми соплями потолок. Сразу отмыть не представлялось возможности, поэтому весь этот пейзаж засох.
Позже сам пациент скажет, что это "звездное небо".
Если бы он знал, что это звездное небо так непросто оттереть.
Стремянка и перекись водорода 6% (более концентрированная, чем те, которыми раны обрабатывают) сделали свое дело.
Сам мужик был шутник тот еще.
Помню медсестра мне сказала в один день мол смена спокойная однако.
Он тут же выдал : "Мне что теперь, обосраться чтоли?"
Воля к жизни и оптимизм выпнули его из кровати, но это уже было после моей практики.
Это мой первый пост,даже длиннопост, который я не решался написать уже довольно долго. Коммент для минусов оставлю. Если захотите, я выложу вторую часть :)