Она сидела у прохода и громко разговаривала по телефону. Настолько громко, что дверь маршрутки открывалась по большей части под действием мощных воздушных волн, посылаемых Её легкими. Входящие люди шарахались, пучили глаза и резко переходили на шепот: в этом королевстве в голос могла говорить лишь Она.


- ма, и че он сказал? Лечить горло полосканием? Я тебе это ещё неделю назад говорила. Хлебаешь, там курлы-курлы, короче, и отхаркиваешь: должна выходить такая желто-зеленая хрень. Главное, не блевани. Гыгыгы. Я недавно так олуха своего лечила. Так у него все носом шло, я уссалась просто. Гыгыгы. Живой, че ему сделается. Юлька вчера звонила. Ее женишок к себе пристроил работать. Женишок её, говорю к себе пристроил! Ма, ять, ТЫ ГЛУХАЯ? КАКОЙ ТЕБЕ МАЛЫШОК? Юлькин ЖОНИХ! ОООО...


Барабанные перепонки, как и нервы, не восстанавливаются, поэтому рядом с Ней никто не садился. Она сидела в ореоле пустых кресел и наслаждалась эхом, рикошетившим от потных лбов и коленок случайных слушателей. Все мы ютились в конце маршрутки и играли в немую игру: переглядывались, театрально закатывали глаза и старательно сдерживали приступы рвоты, явно представляя желто-зеленое последствие курлы-курлы на очередной кочке.


Когда места в арьергарде перестало хватать всем, я пересела к Ней. Рядышком. Развернулась лицом, поднесла к уху телефон и хорошо поставленным на староарбатских чтениях голосом рявкнула:


- ма, привет! Как там твой запор? Я всегда говорила лечить клизмой! Теплую водичку наливаешь, трубку в попу, курлы-курлы два литра, должна светло-коричневая жижа выходить! Прикинь, у деда коза вчера рожала! Я прихожу такая к ней, а она орет на весь сарай. Я ей, ты чего орешь так, дура? А она мне: если бы ты рожала козла копытами вперёд, ещё бы не так орала! Я, конечно, опешила от такого, РАЗЛОЖИЛА её удобно и вниз посмотрела. ОДНООООО КОПЫТО ПОКАЗАЛОСЬ, я с ним поздоровалась, ВТОРООООООЕ, я с ним поздоровалась, ТРЕТЬЕЕЕЕЕЕ, я с ним поздоровалась, ЧЕТВЁРТООООООЕ...


Маршрутка превратилась в бедлам. Слушатели откровенно ржали, я старательно принимала роды у козы, мой конкурент пыталась дорассказать про Юлькиного женишка. На козе Она притихла, а на третьем копыте выдала в трубку:


- короче, я перезвоню, невозможно говорить, тут какая-то дура орёт. ДУРА ОРЁТ, ГОВОРЮ, Я НИЧЕГО НЕ СЛЫШУ.


Она дала отбой. Копыта я все вытащила, поэтому говорить мне в общем-то было больше не о чем. В маршрутку пришла тишина.