Однажды, в пионерском лагере, где я работал был объявлен режим особого внимания. На территории лагеря был замечен неизвестный мужчина лет сорока, который ночью проник в комнату детей и очень их напугал. В каждом отряде вожатые ночью не спали, а по очереди дежурили у детских спален. Из города приехал наряд милиции для силовой поддержки.

В четвертом отряде был, один очень непоседливый и вредный мальчишка Вовка, который постоянно всех дразнил. Особенно от него доставалось девчонкам, то за волосы дернет, то зубной пастой измажет. Те, по возможности отвечали ему тем же. Такая тихая «гибридная» война шла между Вовкой и девочками его отряда с начала смены. Зачем я это рассказываю станет ясно позднее.

В ту ночь, всех вожатых подняли среди ночи по тревоге, ЧП в четвертом отряде. В спальню к девочкам проник «маньяк», но они зашумели, он испугался и убежал. Как он вообще умудрился туда попасть через милицейский патруль и вожатых? Стали разбираться. С первым разобрались быстро, территория лагеря большая за всей уследить невозможно, милиция лопухнулась, со вторым то же разобрались, ночью было жарко и девочки несмотря на запрет открыли балконную дверь на первом этаже, через которую и проник неизвестный. Кто же спугнул мужика? Все девочки дружно указывали на Аню, девочку с боевым характером, с которой у Вовки была личная вендетта. Из рассказов Ани и её подруг вырисовывалась следующая картина. Мужик проник в спальню и сел на Анину кровать, сидел долго, ничего не делал - просто смотрел. Это мы узнали со слов её подружки которая проснулась все видела, но от страха боялась даже звук издать. Потом, проснулась Аня, спросонья, да в потемках не разобрав кто перед ней, решила, что это Вовка в очередной раз пришел её зубной пастой мазать. А с Вовкой разговор у ней короткий. Покрыв своего «заклятого врага» трехэтажным матом, она начала кричать и бросать в него всем, что на тумбочке лежало. То, что это не Вовка она поняла, когда мужик уже выпрыгивал через балкон на улицу.

После случившегося девочки, много смеялись шутили, все хвалили Аню за храбрость, а она потом неделю спать не могла, все плакала ночью, а вожатая все время рядом сидела. Остальные девочки тоже очень боялись ночью спать. Через неделю родители забрали её домой. Того мужика задержали в ту же ночь милиционеры недалеко от лагеря. Оказалось, какой-то местный, который тронулся рассудком после гибели семьи на пожаре. Что с ним стало мне не известно, видимо закрыли в какой-нибудь клинике.

Одному только Вовке было непонятно, как это он умудрился помочь, не принимая участия.