Мы были осенью на новоселье у родствеников в строящемся микрорайоне Мещерка (для Нижегородцев), и тогда в конце семидесятых-начале восьмидесятых это было несколько домов и остальное сплошной котлован, в силу географии еще и вечно затопленый. Фонарей было в целом тоже 2,5 на 10,5 домов.
Мне было 2-3 года. Пока шумная толпа родствеников одевалась и порциями выдавливалась на улицу меня с папой отправили в первой партии, чтоб не парился. Когда через несколько минут вышла мама, она обнаружила меня в курточке и шарфике грустившего в одиночестве у подъезда. А папы нет. Толи хмель послал его справить нужду, толи ещё какая причина заставила минут на пять оставить 2х летнего ребенка одного осенней ночью одного в не очень подходящем месте... сейчас никто не вспомнит. Мама очень разозлилась и решила "пошутить". Завела меня в подъезд, сказала стоять тихо. А сама вышла и дождавшись папу с нотками истерики и на повышеных тонах начала допрашивать на предмет "где сын?!"
Папа, понимая что на площади с пару десятков гектар есть примерно пара сотен затопленых котлованов (половину которых его же СМУ и организовало), из которых процент огороженых и соответствующих нормам безопасности, а так же освещеных примерно 0,0%... подрывается и с криками "Вася! Где ты?" (имя себе я только что выдумал) начинает прочесывать территорию... К тому моменту, когда мама решила что шутка зашла далеко и стала звать его обратно, он вымазаный в грязи и обежавший изрядную территорию был бледен и скуп на эмоции.
А утром выяснилось, что вдобавок ко всему у человека в 28 лет, причем успевшего побывать в заварушке в не очень задокументированном приграничном конфликте, появилось пара прядей седых волос. За "пропавшего сына".
Не разговаривали они, говорят, неделю минимум.
Но с тех пор папа был очень. Очень. Очень внимателен. И даже в пивнуху приходилось ходить с ним :)
Его давно нет, но каждый раз на его дне рождения мама вспомнает какую-либо историю из их жизни. И рассказывает так, что будь у меня литературный талант, то книгу бы написал.