Каждый год в мае я матюкаюсь, но езжу к деду в деревню помогать сажать картошку. Засаживается около 20 соток. Помимо меня, деду помогает еще несколько родственников, которым потом помогает он и так по кругу, пока все всё не посадят.
Каждый год в сентябре я матюкаюсь, но езжу помогать собирать ему картошку, вместе с теми же родственниками, которым потом помогает он.
Каждый год, я матюкаюсь, но помогаю деду перебирать картошку. Мелкую он отдает родственникам на корм скоту, за это получает овощи. Крупную (около 20 мешков) я матерюсь, но спускаю в подвал.
Дед с довольным видом, перед горой картошки в подвале произносит: "Какой хороший урожай! Зимой с голоду не помрем!"
Я молча забираю один мешок себе, один родителям. Нам этого хватает на всю зиму.
Каждый год в мае я матюкаюсь, но еду к деду выкидывать старую картошку из подвала.
Становлюсь в подвале напротив кучи проросшей по колено картошки. И начинаю поднимать ее наверх.
Матюкаясь, я выкидываю 10-15 мешков картошки, параллельно слушая причитания деда, о том, как плохо мы ели картошку этой зимой.
Каждый год я уговариваю деда посадить картошки в 2 раза меньше, или продавать ее и каждый год слышу: "Трудные времена наступят, ваши деликатесы закончатся, приедете ко мне, а я вас картошечкой кормить буду."
Каждый раз, пока я еду домой, мне приходит мысль: "А ведь дед прав. Если мы можем позволить себе выкинуть 15 мешков картошки, значит мы не так уж плохо живем."