Мой дом, мой многострадальный дом. Изначально это огромное кирпичное чудо затевалось как дом для генералитета ген. штаба СССР, но генералы, приехав и посмотрев на непонятное сооружение, решили, что на хер, им не упало такое строение и построили себе дома неподалеку, которые были получше, с квартирами побольше, и вообще были огорожены забором от всех нас грешных. Даже присвоили название этому месту: «Царское село». В нас же дом заселились полковники, их водители, обслуга и рабочий люд. Короче говоря, рабочий класс, который, как известно, привык рубать деликатес устами представителей ЦК КПСС. Хотя нет, вру, изначально в подъезде жил какой-то ГБый генерал, но он очень быстро помер, то ли от того, что прихуел, посмотрев как простые люди живут, то ли ему помогли соратники по партии, отправили на разведку в Мир иной, так сказать.

И вот время идет, наши деды и бабки помирают, все меняется, дни летят как журавли, за одним исключением, обратно они не возвращаются. Одни лица сменяют другие. Бандитов из 90х сменили менеджеры 2000х и их подруги. Я все чаще захожу в подъезд, и попадаю как в чужой дом, незнакомые лица, с которыми здороваешься по инерции, не зная, кто они. Квартиры в основном сдаются. Приезжие, пожив несколько месяцев сдаются и уезжают в свои города и села или поднимаются и снимают хаты поближе к Кремлю. Но, я как существо любопытное от природы, наблюдаю за контингентом, который наполняет наш кирпичный «замок». За последние пару лет наблюдений, я четко определил, что в доме проживают туристы и их кисо. Хотя бывает, что кисо без туристов, или туристы без кисо.

- Подержите дверь! – орет деваха, которая держат в одной руке несколько пакетов из различных бутиков Москвы, а другой прижимает к себе собачку йорка.
По-человечески мне ее очень жалко. Каждое утро она встает и едет по магазинам, возвращается только вечером. Огромные пакеты со шмотьём, а еще ведь надо с собой псину таскать, как же без нее. Неимоверный труд, по просиранию бабла, уже оставил небольшие морщинки на ее 20 летним лице. Заходим в лифт.
- Жорик, сиди смирно, все нервы мне измотал! – цыкает девка на собаку
- Какой вам? – спрашиваю я
- Нам седьмой. Да, Жорик? – спрашивает она у псины, которая, как настоящий мужик видно уже заебался мотаться по магазинам каждый день, и просто хочет прогуляться по травке, поссать по-собачьи, в конце концов.

В этот момент у нее звонит телефон. Она ставит сумки на пол лифта и ловко одной рукой выуживает из сумки мобильник. Движения отточены и идеальны. Да! – отвечает она. Не могу говорить, перезвоню. Да уже приехала, в РУДН еще заезжала, ладно потом – и она отключает телефон. Жорик, почувствовав, что хватка ослабла, начинает дергаться.

- Тихо, тихо Жорик, скоро приедем! - деваха убирает телефон в сумку и берет пакеты
Жорик все-таки выворачивает и налету бьется башкой об двери лифта, оказавшись на полу, он продолжает биться головой, пытаясь вырваться на свободу.
- Жорик? Жорик, что с тобой? Что это с ним?
Я пожимаю плечами:
- Эболу может подхватил, в РУДН же заезжали – улыбаюсь я
- Идиот! – выносит мне вердикт кисо
В этот момент двери лифта открываются, и Жорик вылетает на этаж, задние лапы чуть заносит, но он удерживает траекторию и съебывает в неизвестном направлении.
-Ж-о-р-и-к-к!!! – орет девка и бежит за собакой

Я поднимаюсь на свой этаж, по подъезду разносятся крики: Жорик! Жорик! Жорик! Открываю двери, дома меня встречает моя звероферма, одеваю шлейку на Лава, выходим из квартиры, закрываем двери и идем гулять. Спускаемся на лифте, на этаже 7-ом, он останавливается, перед нами стоит старая знакомая с пакетами, она осматривает лифт:

- Тут моей собаки не было? – спрашивает она
Вот, сука, чем баба думает? Она считает, что ее Жорик вызвал лифт и теперь катается на нем?
- На восьмом вышел – улыбаюсь я
- Идиот! – бесится она
Я нажимаю кнопку первого этажа, и двери лифта закрываются.

Выходим на улицу. Проходим, метров 50-70 и резкий запах шашлыка бьет в ноздри. С недавних пор у нас во дворе начали жарить шашлык. «Туристы», снимающие квартиры, как я их называю, забив хуй на все правила жития - бытия в городе варганят мясцо прямо возле детских площадок и автомобильных стоянок, где бесятся их же дети. Тут же они пьют, а неподалеку в кустах ссут. Я живу в Москве 30 с хреном лет, мои родители, деды и родители дедов родились тут, но за сотни лет, ни у кого из всей нашей семьи даже мысли не возникало о том, что можно развернуть «столовую» прямо под окнами многоэтажного дома. Возможно, потому что мы идиоты, как сказала моя соседка.

- О, собачка, замечает нас явно бухой «повар». Лови! – и он кидает кусок шашлыка Лаву
Тот демонстративно осматривает мясо и ссыт на него
- Чой-то он?
- Из чужих рук не берет, и на улице не ест – отвечаю я
- Идиот что ли? – удивляется мужик
- Как раз наоборот – одергиваю я собаку.

Все бы ничего, но данный сабж жарит шашлык возле своей машины, у которой открыт багажник, в котором лежат пакеты, тряпки и прочая тряхомудь. Ветер довольно сильный, а он еще периодически обильно поливает угли жидкостью для розжига, искры летят во все стороны. Если загорится его бричка, как по цепочке начнут гореть и другие машины, аккуратно, поставленные в рядок.

- Ты бы это, завязывал, не дай Бог загорится что-нибудь – говорю я
- Так в мангале же! – отвечает он
Логика примерно такая же как у кисо с 7-го этажа, уровень развития застрелял между 10ым и 11-ым веками.
- Чо, проблемы? – подходят приятели «повара», которые все это время стояли и бухали в сторонке, в ожидании заветного шашлыка.

Иногда у меня складывается впечатление, что МКАД – это заколдованное место. Все люди, которые приезжают в Москву, вполне нормальны и адекватны, когда находятся у себя на малой Родине, но как только они пересекают черту отделяющую Москву от области, в их головах что-то ломается. Они в обязательном порядке начинают выебываться, как мухи на стекле, то ли для самоутверждения, то ли из-за страха выпасть из этой московской обоймы. Для чего? Зачем? Я никогда этого не понимал и наверно уже не пойму.

- У меня-то нет проблем. А вот если все эти тачки сгорят, проблемы у вас будут – показал я на ряд автомобилей
- А тебя это ебет?
- Не ебет, а волнует. Потому что среди них, две мои
- Ну, вот если сгорят, тогда и поговорим – ухмыляется один из мужиков
- Да не с кем разговаривать будет, убьют вас дураков и все
- Ч-е-г-о-о-о? – начинает бычить один из пассажиров
Тут из окна дома напротив высовывается дядя Леша, давнишний приятель покойного отца, по совместительству МЧСец, зам. начальника какой-то пожарной части:
- Эй, полудурки, туши костер! – орет он
- О, еще один борзый – сплёвывает мужик
- Туши, говорю, блядь
- Что вы матом ругаетесь? Тут дети! – кричит жена одного из «туристов»

«Туристы», забыв про меня, начинают хуяблякаться с дядей Лешей на предмет пожарной безопасности. После минут 10-ти приперательств, терпение пожарного заканчивается и он ставит точку в разговоре:

- Ладно, не хотите по-хорошему…- дядя Леша скрывается в квартире
- Мудак, блядь, мангал ему помешал, эти ебнутые москвичи заебали своими выебонами – продолжает наплёвывать «речку» один из пассажиров
- Зря вы так – улыбаюсь я
- Да пошел ты, идиот, будет мне еще какой-то алкаш из пятиэтаге лекции читать – огрызается «повар»
В это момент из-за угла пятиэтаге появился «алкаш» со своими сыновьями, которые пошли по стопам отца. Три «богатыря» были вооружены огнетушителем, и пожарными баграми. Без особых слов, дядя Леша укутал пеной мангал, пока сыновья держали «на мушке» туристов.
- Ты? Ты чего сделал, козел майонезный? – отпрыгнул от мангала «повар»
- Сдрызнули отсюда, пока весь расчет сюда не вызвал!
- Люся, бери ребенка, пошли в магазин, эти козлы нам весь пикник испортили! – прокричал повар своей пергидрольной манде с пацаном.
- Козлы! – бросил в нашу сторону еще один пассажир
- Пошли, в парке пожарим, там ебнутых москвидонов поменьше – сплюнул еще один участник «застолья»
«Туристы» и их крашеные пассии вместе с детьми удалились.
- Пиздец – покачал головой дядя Леша
- Да уж…
- Как лето, начинается. То пьянки, то гулянки, то шашлыки у них. Саня, вот не поверишь, как в кабаке живем, вечный, блядь, «праздник». У меня уже огнетушители заканчиваются, только и бегаю тушу «пожары», на работе тушу, тут тушу…
-Работа у вас такая – улыбнулся я
- Да нет, Сань, идиоты мы. Не тушить надо, а стрелять их, к херам собачьим, проблем меньше будет – и мужик вместе с сыновьями побрел в сторону дома.

Погуляв немного, мы тоже пошли домой, поднявшись на этаж и подойдя к двери, я увидел Жорика, который хавался от своей хозяйки. Кисо, обделенная интеллектом стояла на одном и том же этаже и орала, периодически вызывала лифт и осматривала его, а если в лифте были соседи, то она спрашивала их про собаку. Я взял Жорика и спустился на пару этажей вниз:

- Держите – протянул я ей псину
- Жорик, Жорик, ну где ты был?
- У меня на этаже сидел – ответил я
- Идиот! А раньше нельзя было сказать? Я тут уже полчаса стою ору! – взяв пакеты, она направилась к своей квартире.

Я лишь пожал плечами. Зачем разговаривать? Зачем тушить? Может действительно, пора уже стрелять?