Интернатуру проходила в неврологическом отделении одной московской больницы. С утра плановый обход. Смотрим также вновь поступивших. Все палаты и холлы заняты.

В холле, на кровати лежит молодой (42 года) мужчина. Место работы-генеральный директор какой-то компании. Поступил ночью. Был найден лежащим возле своей квартиры. Ни рукой, ни ногой пошевелить не мог. На момент прибытия скорой находился в сознании, но речь была невнятной из-за алкогольного опьянения. Был доставлен в больницу с подозрением на инсульт.

При детальном осмотре: самостоятельные движения в руках и ногах отсутствуют, от шеи и вниз-полная потеря болевой, тактильной, температурной чувствительности. При попытке согнуть шею и прижать подбородок больного к груди (менингеальный симптом), ощущается резкое напряжение мышц шеи. Выполнить этот тест не представляется возможным.
Пациент не может вспомнить что с ним произошло.

С подозрением на травму головы отправляем больного на рентген, заодно делаем рентген шеи.
Через некоторое время вызывают нас травматологи и показывают снимок, на котором чётко виден сломанный шейный позвонок и, расслоившиеся от гематомы, мышцы шеи.

Пациенту была выполнена иммобилизация шейного отдела позвоночника с помощью воротника Шанца, после чего пациент был доставлен в нейрохирургическое отделение (у нас его не было) другой больницы. До операции он не дожил.

Если бы:
скорая помощь предположила возможность травмы головы и шеи и зафиксировала бы шейный отдел позвоночника,
А дежурный врач сделал бы сразу больному рентген, а мы, в свою очередь, не стали бы пытаться согнуть шею больному, проводя неврологический осмотр, пациент имел бы куда большие шансы на спасение.