До недавнего времени работал в нашей организации охранник Саша. Саша к слову был старшим смены охраны, поэтому мнил себя вершителем судеб, подчиненных кошмарил своими связями с начальством и возможностью увольнять неугодных. Коллеги-охранники за это его откровенно презирали, но терпели из принципа – не тронь говно, вонять не будет. Руководство о столь высоком положении Саши, как оказалось не подозревало. Несколько дней назад Саша, отмучившись последние дежурные сутки, ушел в отпуск. Уходя с последней перед отпуском смены, прихватил все, что плохо лежало в комнате охраны – какой то там шуруповерт, удлинители, настольную лампу, запасную рацию, даже блин аптечку и табуретку утащил. На что надеялся не знаю, слили его коллеги в тот же день. Начальник охраны позвонил Саше и сообщил, что его коллеги переживают по поводу пропажи перечисленных вещей. Саша ответил, что затеял дома ремонт для чего и прихватил перечисленное (бред, но он так сказал). Вещи попросили вернуть. Саша после этого звонит сменщику и орет что то типа «Ты чё, сука, меня сдал!? Всех уволю нахрен!». Начальник охраны снова звонит Саше и уже называя вещи своими именами просит объясниться по поводу кражи. Саша искренне оскорбляясь говорит, что не крал, а взял на время (понимать надо!!!). На вопрос почему никого не предупредил или не спросил разрешения ничего толком сказать не может. Тогда начальник охраны просит Сашу прокомментировать его звонок сменщику на тему «Ты чё, сука, меня сдал!? Всех уволю нахрен!» (поясняя при этом, что разговор, якобы, сменщик предусмотрительно записал на телефон). Саша говорит, что хотел, чтобы никто не знал о том, что он взял на время эти вещи. Начальник охраны ему объясняет, что в этом и заключается тайна кражи, просит больше никогда не появляться. Саша удивленно задает вопрос «Это что значит, что зарплату за сентябрь я не получу?». Ему терпеливо объясняют, что зарплату охранники получают за то, что охраняют имущество организации, а не воруют его. Саша не понимает этого и грозится написать президенту, в Европейский суд и ООН. Вот теперь сидим, ждем проверок.