Лишь утратив всё до конца, мы обретаем свободу