Сначала, она звала его к себе домой под предлогом "Поднять упавшую Винду".

Потом, более прозрачно намекала: "Поднять Винду и кинуть пару... ключей к играм".

Он приходил, но продолжал усердно подымать Винду и кидать ключи.


Сказать же "Приходи, я буду одна и голая", ей не позволяло воспитание и нехорошее предчувствие возможного встречного вопроса: "А зачем?"