Холодная осенняя ночь не предвещала ничего хорошего. Взяв карту вызова и тяжелую железную сумку, фельдшер И. отправилась на вызов.


- Повод к вызову - детская температура, - сообщила она водителю.


И тот, зевая и не спеша, собрав по дороге все кочки и канавки, довез ее до двери подъезда.


В подъезде было все как обычно темно и страшно. За много лет работы на скорой у И. была выработана собственная тактика действий в темном подъезде. За секунду перемахнув несколько ступенек, даже не ощутив страха, она сделала облегченный выдох: «Слава Богу, лифт работает».


В три часа ночи, да еще на седьмой этаж в кромешной темноте идти как-то не хотелось. Долгожданный лифт на мгновение осветил лестничную площадку. Это была еще одна удача: в лифте есть свет. Маленькая и хрупкая И. заскочила в лифт и нажала кнопку восьмого этажа, потому что на всякий случай она всегда выходила этажом выше. Затем она встала в боевую изготовку, приподняв чемодан в одной руке и, намотав фонендоскоп на другую, готовая ударить любого, кто бы ни стоял у лифта в момент, когда тот откроется. Она повторяла про себя слово «пожар», чтобы, если что, не забыть закричать. Но ее опять ждала удача - у лифта в это время никто не стоял. «Что-то часто везет, - подумала И. -- Это не к добру...»


Выйдя из лифта, И. немного огляделась по сторонам и потихоньку стала спускаться на седьмой этаж. Она почти не дышала, только немного поскрипывала предательница-сумка. На площадке седьмого этажа виднелся свет, и как раз из той квартиры, куда вызывали скорую. Обрадовавшись, что ее встречают, она прибавила шаг, и вдруг ноги ее подкосились: в эту квартиру кто-то втаскивал мужчину. Его ноги в огромных ботинках волочились по полу как неживые. «Труп», - подумала И., сердце заколотилось сто пятьдесят ударов в минуту. В это время дверь в квартиру захлопнулась. Она осталась одна в кромешной темноте. «Ничего себе температурка", - подумала И. Может, кто-нибудь бы и убежал отсюда, но не она. От природы очень любопытная, поборов этим страх, И. нажала кнопку звонка, после чего отскочила к соседней двери, готовая в любую секунду нажать на звонок соседей. Дверь, в которую вносили «труп», открылась. Из нее высунулась голова молодого человека.


- "Скорую" вызывали? - спросила И.


- Да, да, вызывали, заходите! - ответил он.


- А кого это вы там заносили в дверь? - все еще опасаясь, спросила И.


- В это время из двери показались еще две головы, одна из них была точно женская.


- Ой-ой, быстрей заходите! - хором закричали три головы.


- Немного успокоившись, что много народу и среди них женщина, И. вошла в квартиру.


На диване сидел «труп» в тех же ботинках. На его правом предплечье была приличная кровоточащая резаная рана. Весь народ стал наперебой рассказывать, что случилось. Как оказалось, во время веселой гулянки молодым людям захотелось побоксировать. Надев боксерские перчатки, один из них так туго затянул на перчатке кожаный шнурок, что после бокса развязать его уже никто не смог. Взяв нож, он решил разрезать шнурок и повредил при этом руку. А узнав, что ему вызвали "скорую" и повезут зашивать рану, он от испуга решил убежать из квартиры. Друзья беглеца поймали и втащили в квартиру волоком.


- Ну, ребята, вы меня и напугали, - возмущалась И., перевязывая рану. - А почему в "скорую-то" позвонили и сказали, что температура у ребенка?


- Да побоялись говорить, что ножом порезался: вдруг милицию сразу вызовут. А ребенку своему мы вчера «скорую» вызывали, так быстро приехали. Только, правда, мы отказались вчера от госпитализации.


На том бы вся история и закончилась, если бы фельдшер И. была не столь любопытна по своей природе. «Не зря, наверно, вчера госпитализацию предлагали, надо посмотреть», - подумала она.


- А покажите-ка мне этого ребенка.


Ее завели в темную спальню, где должен был спать ребенок. И когда включили свет, фельдшеру И. оставалось только благодарить Бога за врожденное чувство любопытства. В кроватке лежал ребенок двух лет. Сразу бросились в глаза его бледность и цианоз носогубного треугольника. Ребенок лежал тихонько, безучастный, с открытыми глазками. Его поверхностное дыхание больше шестидесяти в минуту выдавало в маленьком тельце признаки жизни.


-- Господи, у вас ребенок умирает, ему плохо, а вы тут дурью маетесь. Быстро ребенка в одеяло! - закричала И.


- Как плохо?! - вскрикнула молодая мама.


- А вы подышите сами шестьдесят раз в минуту.


- А что нам с этой рукой-то делать?


- На такси - и в травмпункт! - резко ответила И.


Через несколько минут машина с мигалками неслась в детское отделение. Водитель уже не спал за рулем. Ребенка с тяжелой пневмонией госпитализировали. Теперь можно спокойно брать следующий вызов.


- Так, посмотрим еще детскую температурку... - передавал диспетчер по рации.


- А что, и посмотрим, - бормотала И., записывая адрес.


© З. И.