Кажется Хотиненко, но он ли — врать не буду — точно не помню... 
Когда он учился во ВГИКе, то жил в общаге, в одной комнате с неким негром, 
тоже учившимся на режиссерском факультете. Тот, как водится у африканских
студентов, был сыном какого-то местного "короля". Иначе б, собственно, 
вжисть не доехал бы до места учебы. 
И вот, входит Хотиненко (или кто там) как-то в комнату и видит своего соседа-негра 
в полностью расклеенном состоянии. Тот сидит и ревет в три ручья. 
Хотиненко спрашивает — что случилось.
Тот, сквозь слезы, голосит: — У меня папа умер! Только что позвонили! 
Ну, Хотиненко, понятно, посочувствовал: — Ну, это горе, конечно, что тут скажешь. 
Ты держись, не падай духом. Но, все-таки, подумай здраво, — рано или поздно папа 
все равно должен был умереть. 
— Да ты ничего не понимаешь! — заголосил африканский принц, — страна требует, 
чтобы я теперь вернулся на родину, и  стал королем! 
А я хочу быть РЕЖИССЕРОМ!