Мой чай, словно пепелище на закате