- это первая часть

План побега у нас с сестрой был прост – бежать куда угодно, только не оставаться в этой квартире и не слушать маму. Собирая минимум вещей, мы услышали то, что услышать никак не ожидали, но эта мамина речь была нам совсем на руку:
- Я вас кормила, растила, говно за вами подтирала, а вы мне даже стакан воды не подадите на старости лет! Я кому сказала, быстро несите мне дверь! (Соседи меняли входную дверь и заботливо оставили старую деревянную дверь у подъезда. Шестой этаж, в лифт эта дверь, естественно, не поместится. Тащите, дочери, необходимую дверь старой больной матери). Если вы мне помогать не будете, я вас быстро из квартиры выпишу! Или вы несете мне эту дверь, или проваливаете отсюда!

Выбор был очевиден…

Было лето 2005, и до маминого обострения мы с сестрой успели съездить в детский лагерь, где я сдружилась с несколькими девчонками. Кроме того, моя новая подруга Настя успела познакомить со своими друзьями, я восстановила общение со своей древней боевой подружкой Юлькой, и чувствовала себя готовой к любым поворотам судьбы – ведь теперь у меня были друзья. И, как говорится, не имей сто рублей, а я и не имела…

Готовая выручить в любой беде Настя нашла нам немного денег и дала булку хлеба в дорогу, а мы с Ленкой решили, что первую ночь проведем на даче, а дальше решим. Я знала, что мама туда не поедет, так как недели бессонных ночей давали о себе знать, и выбраться за город без нас она бы не смогла. Мы зашли в магазин, купили воды, майонез и лапшу Доширак, сели в автобус и приехали в наш шалаш. Поев хлеба с майонезом, ты тут же вырубились на грязном диване в непрогретом домике. Нам было все равно, где и как мы спали, главное – В ТИШИНЕ!

Продрыхли мы весь день до следующего утра, позавтракали дошираком, и тут меня загрызла совесть… А вдруг мама потеряла сознание и не может встать? А вдруг она квартиру сожжет? Да мало ли, что с ней вообще случиться может без присмотра? С каждой минутой мне все больше становилось не по себе. Мне было плевать, что мы почти доели хлеб, и у нас не было денег. Я не думала, как мы с Ленкой проживем на даче, я боялась за маму. Тогда я пошла к сторожке, где был общий городской телефон, и стала звонить Юльке.

С Юлькой мы дружили с пеленок, дружили и наши родители, и жили мы в одном доме. (Здесь читатель должен поймать меня на нестыковке, ведь ранее я писала, что в трудный момент друзей у меня практически не было – Юлька была, но лет с 12 наше общение потихоньку сходило к необходимому минимуму – встречи на общих праздниках, а этим летом наша дружба снова окрепла в детском лагере). Мой план был нехитрым: мама обзванивала всех знакомых каждые полчаса и отчитывалась, как у нее дела, какие у нее созрели новые идеи, и какие у нее неблагодарные дети (прошу прощения читателей за то, что так часто всплывает эта фраза – не от обиды к маме, просто уж очень она любила тему про непутевых детей).Трубку взяла сама Юлька, что меня крайне порадовало.

- Юля…

- Олька!! Блин, вы вообще где? Вас вообще все ищут!

Честно говоря, я даже и подумать не могла, что нас кто-то будет искать. В последние дни мама ходила и орала, не замечая нашего присутствия. Да и вообще, она ведь сама нас выгнала! Эх, наивные мои 14 лет…

Мама подняла панику: ее неугомонные дети сбежали. Она обзвонила всех знакомых, хорошенько потрясла Настю, но я почему-то никому не сказала, куда мы собрались, а Юльку так вообще не оповестила о побеге. Так как родителей у Юльки дома не было, мы смогли спокойно поговорить по телефону:

- Я не понимаю, зачем мы ей сдались, или ей публика нужна, чтобы поорать? Она же сама орала чтобы мы выметались из дома! (В этом вся мама – она будет выгонять неблагодарных детей, а потом будет плакать, что неблагодарные дети ее бросили, но мы пока этой ее фишки не знали).

- Оль, а ты знаешь, какая официальная версия вашего бегства?

-???

- Вы поругались, потому что не хотели помогать маме наводить порядок в квартире и сбежали. Мои родители зашли к вам, у вас там нереальный бардак, который вы навели. Твоя мама прибирается день и ночь, теряет сознание, а вам на нее откровенно по**й!

Такого поворота событий я не ожидала… Как, ну каааак настолько неадекватный человек может придумать настолько правдоподобную историю? Ведь для этого нужен свежий ум, здоровая логика, ну откуда у нее? Позже я поняла, насколько прост ее секрет: мама верила во все, что говорит. В ее понимании наклеить тарелки на стену и принести ненужную дверь – это ремонт, разложить мусорные пакеты по шкафам – это порядок, а бычки от сигарет в цветах – ни что иное, как удобрение…

Я продумывала план действий. Возвращаться, пусть даже если мама зовет обратно, мы не собирались. Мы с Ленкой наконец вспомнили, что такое высыпаться, и терять такую роскошь, как сон и спокойствие, мы не хотели. На даче нас рано или поздно найдут, а перспектива жить на вокзале нам ну совсем не улыбалась. Тогда я решила, что никуда мы с нашего грязного дивана не уйдем, пусть что хотят делают, а домой мы не вернемся.

- Короче, Юлька, звони своим предкам, скажи что никуда мы не терялись, мы с Ленкой переехали на дачу, и не вернемся домой и точка.

Вот какая я была молодец! Стояла на своем! Решила начать взрослую жизнь, да еще и с сестрой в обозе! Поставила всем взрослым свои условия! Свобода, покой тишина!

Естественно, через пол часа нас с Ленкой силком запихивали в машину очередные друзья семьи…

В машине состоялся разговор. Мы с Ленкой наперебой рассказывали, что творится у нас дома и почему мы не хотим возвращаться. Когда автомобиль припарковался у нашего подъезда, друзья семьи хором обернулись к нам. На нас смотрели две пары полных жалости глаз. Я тогда облегченно подумала, что нам хотя бы поверили, и тогда произошел нифига не заставивший меня задуматься диалог с тетей Леной:

- Оля ну ладно ты уже взрослая, но куда ты Лену то тянешь?

- Думаете, ей с мамой лучше будет, чем со мной? (Ленка театрально распахнула полные ужаса глаза)

- А что вы есть то собираетесь?

- Помидоры выращивать будем, какая разница, дома все равно еды нет! И вообще, мама за троих пенсию получает, пусть отдает нам нашу долю!

Тетя Лена все же пыталась меня еще хоть как-то вразумить. Это сейчас я понимаю, что сдохли бы мы с Ленкой в этом сарайчике, да и какой адекватный взрослый оставит детей без присмотра? Даже наша неадекватная мама не собиралась этого делать. Но тогда я считала, что мыслю вполне логично.

- Оль, ну ладно, сейчас лето, а зимой вы как в этой избушке проживете? Как в школу с таких пикулей ходить будете? Вам вставать придется в пять утра, чтобы в школу не опоздать!

- Печку топить будем. И лучше в пять утра вставать, чем вообще спать не ложиться!

- Оленька, ну ты пойми, ведь мама не виновата, что у нее такая болезнь, ей тоже очень тяжело, родителей не выбирают…

- Я чтоли виновата????

А виноват был камень, на который мама упала головой, когда потеряла сознание в поле при окучивании картошки в 1999 году. Солнечный удар, высокое давление и неудачное падение изменили всю нашу жизнь.

Я заявила тете Лене и дяде Коле, что мы все равно жить с ней не будем, разве что они нас к батарее пристегнут.

Наконец, взрослые нашли долгожданный компромисс: они вызывают нашу бабушку, как родственницу (мамину маму), чтобы она положила маму в больницу и присмотрела за нами. А пока бабушка собирается и едет из другого города, мы потерпим еще пару дней. Такой расклад нас более чем устраивал, все-таки дома диваны были чище, чем на даче, и мы согласились еще пару дней потерпеть.

Вчетвером мы зашли в квартиру. Тетя Лена и дядя Коля хотели лично выяснить, что происходит у нас дома. А дома происходило вот что:

Мусорных куч в коридоре больше не было. Зато в прихожей стояла, припертая к стенке, угадайте чтоо?? Правильно, та самая необходимая дверь, из-за которой нас «вежливо попросили освободить помещение»! Я ума не могла приложить, ну кааак она смогла ее затащить на 6й этаж? Может помог кто?

Видимо, тот же вопрос созрел и у дяди Коли:

- Вера, а откуда у тебя эта дверь? Зачем она тебе вообще?

- Да вот, соседи ремонт делали, дверь у подъезда поставили, я и забрала, на даче хоть дверь нормальная будет!

- Ты одна ее, что ли, тащила?

- Конечно! Кто ж мне помогать то будет! (Театральный вздох)

Я не знаю откуда, но в периоды обострения у мамы появлялась просто невероятная силища. Спустя время эту дверь спускали(!) два употевших мужика…

Мы зашли в квартиру, и с трудом узнали наше жилище: мама за один день устроила перестановку, как мне тогда показалось, почти всей мебели в четырехкомнатной квартире! Стулья, диваны, табуретки были завешаны какими-то непонятными тряпками, но все было относительно чисто. Мама, как ни в чем ни бывало, пригласила гостей выпить чай, а мы с Ленкой пошли к ней в комнату обсуждать, что за фигня тут происходит вообще? Мы испугались, что наши показания неплохо так разнятся с реальной обстановкой в квартире, да и мама не орала, а говорила спокойно, улыбалась и даже шутила. Испугавшись, что мама перетягивает веру людей на свою сторону, мы пошли на кухню пить чай, и заодно выяснить, что там происходит.

А мама испекла к чаю пирог. Мы с Ленкой переглянулись: продуктов еще вчера не было, денег тоже не было, откуда пирог? Оказалось, у мамы в заначке еще было сладкое слоеное тесто, рыбные консервы и внимание… ревень и смородина с дачи! Гости посмотрели на всю эту вкуснятину, переглянулись, и мы с Ленкой вздохнули с облегчением: операция «Бабушка» состоится!

Когда гости разошлись, мама, видимо все-таки осознав свою вину, стала вести себя как заботливая мать (как она себе это представляла). Но проблема была в том, что она в здоровом то состоянии плохо представляла, что такое заботливая мать. Нас воспитывал папа: мы с ним играли, гуляли, разговаривали о личном, учили уроки, а после школы ходили к нему на работу. Домой нам никогда не хотелось: мама нас довольно часто ругала даже в здоровом состоянии. Они довольно хорошо исполняли роли хорошего и плохого полицейского, да только вот откуда им было знать, что все так повернется? У мамы серьезные проблемы со здоровьем не только в психиатрическом плане, она еще в молодости насобирала пышный букет заболеваний почек, сосудов, сердца и позвоночника. Мама давно морально готовилась к тому, что покинет нас раньше папы и всецело отдала бразды правления детьми в его здоровые крепкие руки.

В этот день мы с Ленкой даже понадеялись нормально поспать, но не тут то было. Грохот из коридора раздавался в квартире всю ночь: мама прибиралась… Хорошо хоть, не кричала.

В шесть утра мама подняла нас с песнями и новой, в дальнейшем очень полюбившейся ей фразой: «Кто рано встает, тому Бог подает!». Каникулы, 6 утра:

- Девочки, поехали на дачу шашлыки жарить!

Вот это поворот 0_о. Мама заняла денег у тех самых друзей семьи, что привезли нас вчера домой с той самой дачи, и купила курицу. Она даже сказала позвать с собой своих подруг!!! Я была в шоке от таких перемен, но перемены были откровенно приятными (может мы поторопились бабушку вызывать?). Согласилась с нами ехать только одна моя подруга из лагеря, Ярослава. Остальные нашли срочные дела – они знают мою маму)

По дороге к даче (25 минут по железным путям с тяжелющими сумками в обеих руках у каждой, кроме Ленки с одним рюкзаком) Ярослава рассказывала мне, как поругалась с мамой, и как ей грустно от того, что мама ее совсем не понимает, и наверное, завтра Ярослава пойдет прыгать с крыши. Эх, романтика четырнадцатилетних девчонок! Я шла рядом и понимающе кивала, а про себя улыбалась: сейчас, ты Яра, узнаешь, что такое проблемы с мамой… Я ей рассказывала раньше о маме в общих чертах, но так вот выходит (интересно, почемуу??), что мало кто верит моим рассказам, пока не увидит все своими глазами (привет читателям-скептикам ;)).

День на даче для нас с Ленкой прошел совсем неплохо, для Ярославы же этот «отдых на природе» оказался сущим адом. Сначала она увидела наши хоромы:

-Это? Дача? Оля, это не дача, это избушка!

Я утвердительно кивнула. Мы еле живые дотащили тяжеленные сумки до домика и начали их разбирать. Собирала сумки, конечно же, мама… Мы тащили шесть банок маминого «фирменного вкуснейшего компота», три старые шубы, кучу посуды и одежды – там был и новый чайный сервис, и мои недавно купленные джинсы, вот нафига она это взяла? У меня есть ответ – она просто пихала в сумки все, что попадалось ей под руки, вот так просто, не заморачиваясь. Мама пошла жарить шашлык и дала нам корпоративное задание – нужно было перетащить огромную кучу старых досок из одного конца огорода в другой. Занятно то, что неделю назад мы занимались с Ленкой тем же самым, только наоборот – то есть нужно было вернуть перетасканные нами ранее доски обратно. Я не стала спрашивать у мамы цель этого мероприятия, с первых дней ее болезни я узнала главное правило: делай что хочешь, а спорить с мамой НЕЛЬЗЯ! В общих чертах наш отдых выглядел так: мама курила, командовала и пыталась жарить шашлык, а мы втроем делали вид, что усердно работаем. Главное – создать вид деятельности, и мама довольна. Злить маму мы не хотели – нашей целью было обойтись к приезду бабушки малой кровью. Наконец, мама объявила, что ее «фирменный шашлык» готов! Ярослава попробовала кусочек и скромно положила его на место. Нам же с Ленкой было пофиг: это было мясо почти без сладкого (мы незаметно выкидывали нарезанные кружочками апельсины-гриль с шампура). Мясо было недожаренным, острым и пахло апельсинами, но мы с Ленкой хотели ЖРАТЬ! Яра смотрела на нас, будто мы поедаем не куриные, а человечьи ноги и пыталась сохранять спокойствие. После обеда Ярослава объявила, что ее ждут дома. Конечно, никто ее не ждал, она отпросилась до позднего вечера, но я понимаю ее внезапное желание свалить. Мама же никуда не собиралась с дачи аж до завтрашнего дня, и я решила попытать счастья:

- Мама, яру нужно проводить, давай мы ее проводим с Ленкой да домой пойдем, а ты завтра приедешь?

Я не понимаю, какие магнитные бури ударили маме в голову, или может я пела, как Сирена, но МАМА СОГЛАСИЛАСЬ!!! Мы были в шоке, и решили свалить как можно быстрее, пока мама не передумала. Выйдя за калитку, яра сказала:

- Я передумала прыгать с крыши. Знаешь, а у меня ведь офигенная мама!

В тот вечер я позвонила Юльке и пересказала ей события прошедшего дня:

- Юль, я поняла, почему вся эта фигня происходит со мной!

- ???

- Ты смотри, как я яре жизнь спасла, это мое призвание -ДАРЮ ЛЮДЯМ СЧАСТЬЕ!

Мы смеялись взахлеб, и потом еще много раз Юлька утешала меня: «Зато ты даришь людям счастье!»