Есть у меня дружище, чья характерная особенность в том, что его всегда бросает из крайности в крайность, пример: всю жизнь терпеть не мог физкультуру, но вдруг начал ходить в качалку, там вопреки всем здравым смыслам тягал запредельные для себя тяжести, в итоге - травмировал спину, или еще в школе рисование просто ненавидел, а потом принялся писать даже вполне себе приличные пейзажи. Ну вы поняли...

Где-то года два назад он всерьез увлекся стендовой стрельбой (по вылетающим тарелочкам), ну и решил идти дальше, а именно - охотится, мол дичь буду на стол себе добывать, а то в магазинах сплошные консерванты, ну-ну. Сделал все как полагается: с лицензией, билетом и прочими условностями, на свою первую охоту позвал меня. В моем босоногом детстве мой дед в добровольно-приказном порядке регулярно брал меня с собой в лес поохотиться, сам я охоту, мягко говоря, не очень люблю, но поймите меня правильно: бить зверя ради пропитания, как в глухой тайге, вопросов почти не вызывает, а спортивную охоту я не понимаю «от слова совсем», поэтому я по началу отказался, однако, мысль провести пару дней на свежем воздухе в компании хорошего друга свое дело сделала.

К сути: пошли уток стрелять, птицу он подстрелил, но не селезня (как весной полагается), а утку. Нашли ее - трепыхается, говорю: «Ну давай, душегуб-браконьер новоиспеченный, дорабатывай зверя», а он такой на нее смотрит, губы дрожат, всего трясет, даже ружье выронил. Повторяю: «Добивай! Животное же мучается, ну?» Короче говоря, он не смог, подобрали ее, повезли в ветеринарку, по дороге он все, глядя на подранка, носом хлюпал и удивлялся: как это вообще возможно - живое существо умершвлять. Я ему сказал, пусть радуется, что еще ума не хватило на зайца пойти, ведь раненный косой вопит истошно как младенец, а от визга мурашки по коже, и от такого его «приход любви ко всему живому» был бы намного-намного ярче. В ветеринарке утку подлатали, правда там пришлось соврать, что мы грибники и птицу такой уже нашли.

После всех процедур друг утку к себе домой взял, мол пока не поправится, пусть у меня живет (дом у него свой). А когда она неожиданно яйцо снесла, так он там вообще со слезами на глазах чуть ружье не сломал, все кричал: «Да чтоб я еще раз, да на эту охоту!» Оружие продал, утку вернул в естественную среду обитания, а сам сейчас даже мясо не ест, в общем как и всегда в своем репертуаре: из крайности в крайность.