Когда-то давным давно мне было 19 лет. Барышня я всегда была смышлёная, забавная и харизматичная. В поклонниках недостатка не было, но любви, пронзающей сердце ещё не испытывала.

С Андреем мы познакомились случайно. Под новый год я неуверенным шагом по гололёду спешила на золотую свадьбу бабушки и дедушки с огромным плюшевым котом в обнимку. Он, понаблюдав минут пять за моими попытками удержать равновесие, всё же припарковал машину и молча встал рядом подставив плечо. Серый свитер крупной вязки, терпкий аромат и огромные чёрные глаза в которые было страшно смотреть, потому что в них можно было увидеть свои самые сокровенные желания. Он помог мне добраться до подъезда, я поблагодарила и скрылась за тяжеленной дверью бабушкиного подъезда. Я бежала по лестнице и сердце колотилось в ушах. Я зашла в квартиру. Бабушка ахнула и отрезала: Влюбилась!

Мои визиты к бабушке стали ежедневными в надежде на новую встречу с прекрасным незнакомцем. Новый год я конечно же встречала там.
С бабушкой вместе жил мой дядя - старше меня на 10 лет, который скорее был мне братом и другом. В новогоднюю ночь мы всей большой дворовой компанией пошли на стадион - запускать фейерверки и кататься на коньках! Там я его и встретила вновь. Я забыв про осторожность (истинно как ребёнок) заворожённо катилась к нему на встречу. Набрав приличную скорость рухнула в его объятия испытав первую в жизни волну страсти.
Мы сбежали со стадиона, целовались в закоулках Разгуляя и я знаю, что никогда не была счастливее.

К лету мы были представлены родителям друг друга, осенью я переехала к нему. Вокруг все оживлённо обсуждали дату нашей свадьбы.
Андрей был старше меня на 10 лет, родом из Питера. До вступления в нашу семью он занимался подшипниками, но один из моих дядюшек взял его управляющим на свой завод.
Он часто брал меня на деловые ужины, где не без гордости наблюдал, как я (несколько уступающая в красоте остальным жёнам бизнесменов) могу с лёгкостью поддержать разговор, задать нужный тон и "подготовить" деловых партнёров для дальнейших обсуждений контрактов.
Он настоял, чтобы я сменила юридическую кафедру на психологию. С потерей года.

Весной его отправили в Швейцарию в командировку на три месяца. Я поехала с ним, пропустив сессию. Там я впервые в жизни отметила день рождения в одиночестве в незнакомом городе.

Вернувшись в Москву я с огромным трудом закрыла хвосты в универе и началась подготовка к свадьбе. Знаменательная дата переносилась трижды: с сентября на ноябрь, на декабрь и в итоге остановились на середине января.

В день второй годовщины нашего знакомства он позвонил и сообщил, что необходима срочная командировка в Липецк, продлится она не меньше двух недель, поэтому чтобы успеть завершить дела до свадьбы и поездки в медовый месяц, он вынужден уехать прямо сейчас и в новый год быть тоже там. Я предложила составить компанию, но он заботливо успокоил меня, предложив эти дни пожить у родителей, что должно добавить романтики нашему бракосочетанию. Я сразу согласилась.

Утром меня разбудил телефонный звонок будущей свекрови. Ровным ледяным голосом она сообщила, что ночью Андрей разбился, не справившись с управлением где-то возле Великого Новгорода. Что надо ехать забирать ТЕЛО но она не хочет, потому что ей пора готовиться к похоронам. Так как я Андрею не родственник мне его не отдадут, и мне надо забрать из Твери его брата и с ним ехать. Хоронить будем в Питере рядом с отцом 30 декабря.
Я не могла шевелиться. Когда в трубке наступила тишина я начала бить себя по лицу в надежде проснуться. Кинулась звонить ему...

Его брат позвонил через 10 минут, когда я в сером свитере крупной вязки с терпким запахом моего мужчины стояла у окна и курила его сигареты. Он ждал меня через 4 часа.

Происходящее дальше я помню отрывками, будто это был сон и я постоянно просыпалась.
Меня постоянно мучил вопрос: почему он поехал в Питер? Зачем сказал про Липецк? Этот вопрос с нескрываемым удовольствием мне разъяснил его брат: Андрей всю жизнь любил другую женщину. У них есть ребёнок. Но перспективы, которые перед ним открыл мой дядя были настолько обширными, что они совместно решили что такими шансами не разбрасываются. Он ехал к ним, встретить новый год перед "грядущей Неизбежностью" - свадьбой.

Она была на похоронах. Она рыдала, кидалась на закрытый гроб, кричала "на кого ты нас оставил". Её обнимала моя несостоявшаяся свекровь. Брат Андрея подставлял ей плечо. Я стояла в каком-то забытьи, будто парила над происходящим. Кто-то подходил ко мне, выражал соболезнования, а мне было стыдно! Я сбежала, как только приехал мой дядя.

Мы ехали в Москву меня трясло как осиновый лист, я хлестала водку из бутылки уверенными глотками и пыталась осознать как жить дальше. Как показаться друзьям? Как вести себя? Лицемерно носить траур или признаться во всём? Многие наверняка всё знают или скоро узнают. А кто-то наверняка знал и раньше. Но главный вопрос - как верить людям!?

Через три дня я попала в клинику неврозов и вышла оттуда через два месяца. Несколько лет после этого я ловила на себе взгляды полные жалости.

Тот вопрос - как верить людям - мучает меня до сих пор.