Прежде, чем рассказать очередную историю, хочу прояснить несколько моментов:
1. – Автор сидел на сайтах знакомств довольно продолжительное время. Около 4 лет точно. И свиданий также было довольно много.
2. – Автор не ебарь-альфа-террорист и не преследовал цели осеменить всех женщин нашей славной родины.
3. – Да, мне на самом деле было интересно ходить на свидания с различными барышнями, особенно с нестандартными интересами. Я начитанный человек и люблю очень многое, как и узнавать многое, поэтому найти общую тему и увлечь собеседницу, для меня было не сложно.
4. - За годы сидения на СЗ, автору стопиццот раз в день предлагали «Риччи, отлижи мне, пожалуйста, письку» или «Просто потрогай кончик». Со временем привыкаешь не обращать на это внимание.
5. – Посты не несут в себе смысла оскорбить женщин, ибо они самое прекрасное, что есть в нашей жизни. И со многими девушками с сайта знакомств, я продолжаю общаться и поныне. Кроме Люциуса Малфоя. Ну его нахер…
6. - Девушкам и женщинам на сайтах знакомств достается больше всего. Терпение у них адовое.

История четвертая. Творческая.
Одними сортирно-пердежными воспоминаниями сыт не будешь. Попадались и действительно интересные и духовно-богатые девы.

Ее звали Анна. Анна так и сказала, что называть ее можно только Анной. Уменьшительно-ласкательные для быдла, а она - натура возвышенная и утонченная. Обращаясь к себе, Анна говорила не «Я», а «Муа». На изящный французский манер. Во всем ее облике было нечто утонченное и французское. Я же в школе учил немецкий, и ответить ей мог только матными стишками, которые наш учитель иногда цитировал. А стихи Анна очень любила.

Наше первое свидание было не в кафе или ресторане, не на улице или в парке аттракционов, а на поэтическом вечере. Вы не подумайте, я люблю стихи, как и прозу. Но я не люблю ебанутые стихи и тронутых, матерью-природой, за мошонку, недопоэтов.

Прибыв в местную центральную библиотеку на сей вечер, я с улыбкой рассматривал, как раскланиваются при встрече друг с другом маститые стихотворцы. Любая королевская семья покажется рядом с ними просто неорганизованным стадом, не знающим норм этикета.

Моя дама сидела рядом со мной, нервно теребя маленький блокнотик со своими стихами и закрыв свои мечтательные глаза. Я очень надеялся на то, что мне не будет тут скучно, первый раз выбрался на такое мероприятие. Скучно не было, было очень удивительно.

Первым вышел некий Петр. Тонкий в кости молодой человек, с длинной челкой, которую он постоянно отбрасывал назад. Петр, томным голосом, как у Анны продекламировал «Пустота» и поклонился. Жиденькие аплодисменты поддержали первого чтеца. Поэт открыл свой блокнот и закрыл глаза. Видимо впал в поэтический экстаз и принялся кончать рифмами. Я не услышал ни одной рифмы, а история была похожа на очень длинное хокку Басё, который ужрался саке и забыл, как писать хокку.
Я люблю поэзию. Остросоциальную, классическую, могу процитировать Бодлера и Брюсова. Но та хрень, что я услышал, меня просто поразила, превратив мозг в ядерную пустыню. Анна же напротив стала раскачиваться на стуле в такт завываниям поэта, как и добрая половина присутствующих. Когда Петр кончил, все вскочили и захлопали ему, отбивая себе руки. Когда я поинтересовался о смысле опуса Петра у своей дамы, Анна изящно сморщила носик и посмотрела на меня, как на шелудивого пса, коего нужно раскалённой кочергой огулять.

Прочие поэты несли похожую чепуху, чаще всего нерифмованную. Причем мужчины, как правило несли околофилософскую ересь, зато творчество дам было с уклоном в мистическую эротику, аля «Укуси меня за жопу, темный принц». Признаю, что художник видит по своему, и если для них это оргазм чистейшей нирваны, то для меня это был пиздец полнейший. Ну да ладно. Тут пришел черед Анны.

Анна степенно вышла на маленькую сцену, ей похлопали более живо, чем прочим. Видимо в своей тусовке она была вроде богини. Набрав воздуха, Анна внезапно выдала:
«Могучим фаллосом сражен…»

Я заржал, как конь, тщетно пытаясь заткнуть рот рукой и не допустить извергания скотских звуков. Все мгновенно обернулись на меня, благо сидел я в самом конце. По их лицам я догадался, что сразят фаллосом именно меня. Буквально.

Сконфуженно извинившись, я с серьезной миной на челе, продолжил слушать опус Анны. И по мере понимания текста, я осознавал, что лютое трахелово мне вынесет всю душу. Секс был главной темой и расписывался в неистовых красках. По лицам окружающих я видел, что по окончании вечера, половина ринется утолять сексуальный голод со своими рабами. После десяти минут чтения, Анна закончила, экзальтированно приложив руку ко лбу. Маленький зал потонул в громогласных овациях.

Мне же после было сказано, что де «месье, не понимает высокого искусства и не способен понять тонкую натуру mua». Я ответил «Уи» и послушно ретировался.

Времени прошло порядочно, но начало стихотворения Анны я помню до сих пор.

Хорошего вечера, Пикабу. Приятно, что мои воспоминания поднимают вам настроение.