Паша любил, когда люди смеются, и не умел шутить с серьёзным выражением лица. Рассказав шутку, он заливался хохотом, и его весёлость заражала других. Обойти вниманием грустное лицо он не находил возможным. Он знал кучу историй, баек и анекдотов. События из собственной жизни Паша приукрашивал, но только ради того, чтобы они звучали ещё смешнее. Он мог заинтересовать вас даже рассказом о том, как капля стекает по запотевшему стакану.

В тот день, когда его ограбили, он тоже шутил. Возвращался из магазина, напали двое. Паша лежал на земле и, пытаясь сохранить сознание, чувствовал, как по его телу шарили чьи-то руки. Он знал, что в его кошельке оставалось пятьдесят рублей с мелочью.
- Ради бутылки пива порезали, - смеялся Паша, откашливаясь.

Телефона он с собой не взял, и лишь по счастливой случайности я в тот вечер решил прогуляться тем же путём, что и Паша. Я прижимал грязную тряпку к его ране и надеялся, что скоро прибудут медики. Я видел, что шансов у Паши немного, но даже эта его очевидная и банальная шутка – а в большей степени его неунывающий настрой – заставила меня улыбнуться.

- Жаль, что эту историю я уже никому не расскажу, - добавил Паша, ничуть не погрустнев.
- Расскажешь, - отозвался я. – Обязательно расскажешь.