Меня никогда в детстве и юношестве не обижали. Для мальчишек я была своим рубахой-парнем, для девочек хорошей подругой. Меня не задирали, наоборот, всегда относились уважительно. Не то, чтобы я была лидером, просто, наверное, я была добродушным и бесконфликтным человеком. Мы часто переезжали, и я сменила шесть школ, но никогда не была , как сейчас говорится, оутсайдером.
Но почти никто не знает о том, как меня терроризировали в десятом классе, да и я никому не рассказывала до этого. Во-первых, мне до сих пор неловко, во-вторых, это так смешно и глупо.
Так вот, десятый класс, новая школа. У меня новые друзья, факультативы, конкурсы, олимпиады. Осень, я возвращаюсь со школы позже всех своих одноклассников: я вроде как редактор районной школьной газеты, организатор кружка поэтов, и жнец, и чтец и на дуде дудец.
Со мной в одно время начали ходить в сторону моего дома мальчики-первоклашки. Они после школы ели в столовой, так как мама одного из них была там поваром, а потом долго играли около школы. Так вот, решили эти малыши, что будет забавно меня доставать. Сначала они просто дразнились. Потом стали подбегать и дергать меня то за рюкзак, то за одежду. Я детей очень люблю и вообще очень  терпеливый человек, поэтому на них внимания не обращала. Мне казалось, им надоест. Но мое терпение вызывало у них все новые и новые способы меня достать. Они стали бросать на меня пыль, пытались поставить подножку и т.д. И тут я сдала. Пытаясь их поймать, и хотя бы дать подзатыльник, я раззадорила их больше. Поймать их было сложно, не то чтобы я там неповоротливая, но поймать штук пять разбегающихся в разные стороны мальцов очень нелегко. Хотя временами мне удавалось дать им затрещину. Меня это очень раздражало, я стала ходить окружными путями домой, просила друзей проводить. Но все равно вышло так, что я стала мишенью для злобных детей.
Зимой меня закидывали снегом, сосульками, весной грязью и камнями. Я постепенно изводилась.
Не подумайте, я была обычной школьницей. Ходила на вечера, училась, дружила, влюбилась. Но поход домой со школы напоминал ад. Я старалась не задерживаться, но раз на раз не приходилось. А еще, я не могла рассказать об этом никому. Мне было стыдно.  Я была взрослой и сильной, и жаловаться на первоклашек это было для меня чересчур. Хотя бывали и сбои, однажды доведенная, я тоже кинула в этих ребят первое, что попало под руку. Это был кирпич, точнее маленький обломок. Я обычно с метра не попадала в цель, а тут камень пролетев пол школьного двора, угодил забияке в голову. Вот я испугалась. Выбежала пионервожатая и в ужасе смотрела на меня - обычно милая и приветливая я, вдруг пытаюсь пришибить маленького мальчика. С ним, кстати, ничего не случилось.
С тех пор меня доставали еще больше. Я стала приходить домой в слезах. Родители не могли понять, что со мной. А когда я им рассказала, меня подняли на смех . Вообщем, такую реакцию я ожидала от всех.
На майские каникулы приехала моя сестра. В школе, ее в младших классах мальчишки обижали постоянно, только вот моя сестра никогда в карман за словом не лезла. И дралась с мальчишками не на жизнь. Дралась так, что вскоре ее уважали и боялись. И вот моя сестра, к тому времени уже взрослая красавица, по которой сохли даже те мальчишки, что задирали ее в детстве, смотрела как я после школы сижу и вытираю слезы с соплями, и слушала мой сбивчивый рассказ , как меня достают мальчишки. Затем сестра взяла меня за руку и потащила к тому месту, где обычно эти дети играли. Подбежав к одному из них, она взяла его за ухо и сказала, что если кто еще меня обидит, то она прибьет всех, а еще найдет их дом, и родных прибьет тоже. Говорила она все это очень убедительно, с матом, именно так, как понятно этим детям.
С тех пор, меня больше никто не обижал. А в семье все ,кроме сестры, до сих пор смеются надо мной.