Был уже пост о начале этой истории. Вот ее окончание. Материалы СМИ из соседней страны.

В России владелец угнанной Mazda смог сам отследить свой пропавший автомобиль, но не получил поддержки со стороны российской полиции. Мужчине помогли белорусские милиционеры. Они за 12 часов смогли вычислить приехавшую из России машину, чего российским полицейским не удалось сделать за несколько дней.

Владелец Mazda CX-5 Владимир Новиков, который ранее пожаловался на бездействие российской полиции в поиске его автомобиля, получил помощь от белорусской милиции. Его иномарку, пересекшую границу России в направлении Беларуси, местные милиционеры после обращения жителя Зеленоградского округа Москвы нашли практически сразу — в течение 12 часов после обращения. Об этом «Газете. Ru» рассказал сам Новиков, который недоумевает — почему этого не смогли сделать полицейские, хотя он несколько раз сообщал им координаты, где находится его автомобиль, и отслеживал его перемещения сначала из Зеленоградского округа в Ржев, затем в Тверь, а потом и до границы с Беларусью.

«Поскольку после моего заявления в полицию еще от 15 ноября ничего не происходило, а я точно знал, что машина — в Беларуси, я обратился в местную милицию, — сказал Владимир Новиков. — Они сделали все оперативно. Сразу запросили номер телефона-маячка, спросили, что за оператор, как долго может еще работать телефон, и нашли машину — действовали сами, без моей помощи. При этом наши полицейские даже отказывались записывать этот номер».

Как рассказал автовладелец, его машина теперь находится на спецстоянке — никаких видимых повреждений на ней нет. Каких-либо задержаний в ходе поиска автомобиля сделано не было. И о судьбе предполагаемых угонщиков автовладелец решил не распространяться, признавшись, что для него самое главное было вернуть машину.

«Для белорусов это день работы, а для наших — полгода»

«Ребята сработали очень хорошо, сказали, чтобы теперь я разбирался с нашими полицейскими в плане возврата автомобилей, потому что это, к сожалению, сопряжено с бумажной волокитой. Я не смогу ездить на машине, пока в России не закроют уголовное дело. Для этого нашим следователям нужно будет отправить официальное письмо в милицию Беларуси о получении правовой помощи, — пояснил Владимир Новиков. — Но они ведь могут и не торопиться, тянуть до последнего дня, хотя белорусы уверяют, что отвечают на такие запросы оперативно. Нужно будет проводить новую экспертизу, которая подтвердит, что эта машина моя, что номера не перебиты, что внутри мои вещи. Для белорусов это день работы, а для наших — полгода. Ведь следователь связался со мной только через две недели после угона, когда поднялась волна в СМИ. Меня снова вызвали на допрос, и я снова рассказывал, как все произошло, больше с тех пор ничего не продвинулось».

«Вроде на вид такие же, но работают по-другому»

Новиков признается, что работа белорусской милиции его приятно удивила.

«Их милиционеры — другие. Вроде на вид такие же, но работают по-другому, — рассказал он. — Да, я использовал связи, мне посоветовали нужного человека в милиции, к кому обращаться, но сути это не меняет. Никаких денег, никакой благодарности уже после находки машины с меня белорусские милиционеры не взяли, сказали, что они просто делают свою работу».

«Следователь напрямую заявила, что ей все равно»

Пропажу своей трехлетней Mazda CX-5 автомобилист обнаружил рано утром 15 ноября — накануне он, как обычно, припарковал ее во дворе собственного дома. Поняв, что машину угнали, Владимир немедленно вызвал сотрудников полиции, которые приехали к нему очень быстро и стали оформлять заявление об угоне. Автомобилист надеялся, что иномарку получится вернуть — так, некоторое время назад он спрятал в ней старый сотовой телефон с функцией определения координат, который можно было отследить. Устройство, которое долго держит заряд, он зашил в подголовник.

«Приехавшей женщине-следователю я сразу сказал, что в Mazda есть телефон и его можно отследить, просил записать номер этого сотового телефона, — рассказывал Владимир Новиков. — Но действовать нужно было быстро — на телефон могло прийти какое-нибудь сообщение, злоумышленники могли бы его обнаружить и уничтожить. Но следователь напрямую заявила, что ей все равно, где находится машина, ей главное — заполнить бумаги. Я не стал спорить и в процессе оформления сам выяснил, где находится автомобиль. Сигнал исходил из города Ржева Тверской области — примерно в 210 км от Зеленоградского района. Я снова стал настаивать на своем, предлагать записать номер телефона-маячка, запеленговать его. Но им это было не нужно — полицейские хотели лишь скорее отработать вызов на телефон „112“ и быстрее уехать».

В итоге прошел час, автомобилист не выдержал и сам решил поехать за своим автомобилем в сопровождении друга-полицейского, который вызвался ему помочь вне служебного времени. Удалось определить участок, где постоянно переключались сигналы: он оказался ровно посередине огромного гаражного кооператива. Новиков решил сообщить о ситуации в УВД по Тверской области, но там ему сказали, что «розыском автомобиля должна заниматься группа розыска, а не потерпевшие», и повесили трубку.

Вернувшись вечером домой, Владимир снова решил проверить, что происходит с его машиной. Оказалось, что она находится в движении. Видимо, своими действиями мужчина спугнул предполагаемых угонщиков, и те решили перепрятать автомобиль. Его Mazda CX-5 ехала уже по трассе М9 в сторону границы с Беларусью. На этот раз мужчина понял, что бросаться в погоню уже не может, и сообщил на горячую линию управления МВД сначала Тверской, а потом и Псковской областей, а также в службу «112» о том, что знает, где едет его машина. Но и эти обращения оказались безрезультатными.

«Машина ехала 3,5 часа по прямой федеральной трассе, — жаловался автомобилист. — Я звонил в „112“, говорил, где и когда будет проезжать мой автомобиль. Потому что когда машина едет по трассе, погрешность минимальная. Помощи не было никакой, кто-то из полицейских предположил, что автомобиль будет уже на других номерах. Но разве это причина для отказа? Мы знаем, что это за модель, где она проедет, можно объявить план „Перехват“ и отловить угонщиков, а машину определить по номеру ВИН. В конечном итоге благодаря бездействию сотрудников органов мой автомобиль оказался уже за пределами России — он пересек границу с Беларусью».

Автомобилист уверен — полицейским просто было лень выезжать на место и искать машину. Кроме того, он считает, что гаражный кооператив, где прятали его автомобиль, хорошо известен сотрудникам местной полиции, поэтому они и не стали разбираться с его случаем.

«Есть повод для возбуждения дела о халатности»

Известный адвокат Марат Аманлиев заявил, что оперативно проверить сведения о местоположении угнанного автомобиля в подобной ситуации — прямая обязанность полиции.

«В случае, когда автомобиль угнан недавно и есть примерные данные о том, где он может находиться, полицейские не должны ждать возбуждения уголовного дела. В рамках доследственной проверки они должны выехать на место, проверить сведения, которые им предоставляют, — заявил Марат Аманлиев. — Но если полицейский откладывает проверку, а потом оказывается, что автомобиль действительно находился в месте, которое указывал владелец, а потом пропал, есть повод для возбуждения дела о халатности по факту неисполнения или ненадлежащего исполнения должностных полномочий, которое привело к существенному нарушению прав. А говорить человеку, что он не имеет права сам искать свое имущество, — глупость, у гражданина есть право на самозащиту своих прав и пресечение преступления. Кроме того, если в полицию сообщили о каком-то подозрительном гаражном кооперативе, где могут храниться угнанные автомобили, а они не отреагировали, то тем более нужно проводить проверку в отношении таких сотрудников правоохранительных органов».

В настоящее время Новиков написал несколько жалоб на бездействие сотрудников полиции в различные ведомства, включая прокуратуру, но ответа со стороны правоохранительных органов пока не последовало.