Все, конечно привыкли к мудачизму чиновников, но ЭТО - звездец.
Далее из источника:
За победы на Олимпийских играх наше государство платит спортсменам премии. За золотую медаль — четыре миллиона, за «серебро» — 2,5 млн, за «бронзу» — 1,7 миллиона руб. Тренеров тоже поощряют — половиной той премии, что получает спортсмен. С 2008 года спортсмены с ограниченными возможностями и их тренеры получают премиальные в таком же объеме, что и обыкновенные олимпийцы. Однако инвалидам зачастую достается меньше денег, потому что приходится делиться с чиновниками.

Мы узнали, как это происходит, почему и что можно сделать, чтоб этот позор прекратить.
Олимпийский позор: спортсмены-инвалиды обвинили чиновников в вымогательстве призовых
В России есть Олимпийский комитет, Паралимпийский комитет и Сурдлимпийский комитет. Формально это общественные организации, объединяющие спортсменов с разными физическими возможностями. Но содержатся они за счет государства. На зарплаты сотрудникам и офисные расходы деньги идут из госбюджета, поэтому трудятся в этих «общественных» организациях, по сути, чиновники, функционеры.

Наш рассказ — про Сурдлимпийский комитет. Он объединяет спортсменов с нарушениями слуха и речи.

Тренер Раисы Головиной, лыжницы сурдлимпийской сборной из Сыктывкара, Игорь Орлов выступил в феврале в местной газете с обвинениями в адрес председателя Сурдлимпийского комитета Александра Романцова и главного тренера сборной по лыжным гонкам Михаила Гринева. Орлов утверждал, что они вымогают у глухих спортсменов олимпийские призовые деньги.

«МК» связался с тренером Игорем Орловым, чтобы выяснить подробности.
По его словам, чиновники вымогали премии у медалистов зимних Сурдлимпийских игр 2015 года.

В частности, лыжники Коми завоевали там 9 медалей, а чиновники хотели получить по 20% с премиальных за каждую медаль. Со всех медалей набиралось примерно 10 миллионов рублей.

«Звонки из Москвы пошли прошлой весной — после того как нам выплатили премиальные. Раиса получила две бронзовые медали. С нее потребовали 800 тысяч рублей, с меня — 400 тысяч, — рассказал Орлов. — Рая очень плакала. Она раньше жила в деревянном бараке возле рынка, в коммуналке. А когда получила премиальные, взяла еще кредит в банке на три миллиона и купила домик в Выльгорте.

Она из многодетной семьи, росла в интернате для глухих, всегда мечтала иметь свой угол, с 10 лет занималась спортом. И вот после 17 лет изнурительных тренировок стала призером Сурдлимпиады, получила премиальные и должна отдать зажравшимся, потерявшим совесть чиновникам. У Раи есть сестра-двойняшка, тоже слабослышащая, она на стадионе в столовой работает, получает копейки. Раиса взяла на себя заботу о сестре, они живут вместе в купленном Раисой домике».

Звонки из Москвы напугали спортсменов-инвалидов.

Трое лыжников Коми собрали деньги и повезли в Москву — в конвертах. Но Раисе Головиной тренер Орлов запретил отдавать заработанное. Решил бороться.

Обратился к правоохранителям: в ФСБ и Следственный комитет. В ФСБ попросил установить прослушку на свой телефон. Но установили ее или нет, он не знает.

Республика Коми — регион губернатора Гайзера, если кто забыл.

Вячеслав Гайзер правил им до сентября 2015 года. Сейчас арестован по обвинению в организации в регионе преступного сообщества, освобожден от должности, в отношении его ведется следствие.

Следственный комитет Коми отреагировал на обращение Орлова в соответствии с порядками, установленными при Гайзере. Заместитель руководителя следственного управления высказался в том духе, что премиальные и правда хорошие, а такими деньгами и поделиться не жалко.

Тогда тренер Орлов попросил помощи у депутата Госдумы от Коми, члена «Единой России», бывшего прокурора республики Владимира Поневежского.
Поневежский пообещал «пригвоздить» вымогателей. Орлов напомнил ему об этом обещании спустя месяц. «А что, не позвонили? — удивился Поневежский. — Ну я сейчас разберусь! Все на контроле, тебе перезвонят». Прошло полгода. От Поневежского Орлову не звонили до сих пор.

«МК» пытался уточнить у депутата, чем объясняется его бездействие, но телефон у него постоянно отключен, экс-прокурор недоступен.


Полная статья