Больше всего мне нравилось общаться с ветеранами. Теми кто прошел реальную "школу жизни". И кому мне реально было не сложно помочь в любом вопросе. Я делал клизмы и выносил судна. Но не считал, что это ниже моего достоинства. Эти люди отдали лучшее в своей жизни, чтобы жила наша страна.

И был особенный пациент. Отделение делилось на два поста с одной стороны мужское, с другой женское и детское. Это просто два коридора с палатами, ничем не разделенные посты. Просто я отвечал за одну сторону, а мои коллеги за другую.
Так вот возвращаясь к пациенту, раз в несколько месяцев он поступал на отделение, то с одним диагнозом, то с другим. Понятно здоровье у него было слабое, а еще не было ног. Передвигаться он сам мог только на коляске, но дед был очень живой, не сидел и не умирал, а ездил и общался все время с нами. Рассказывал про сына, дочку, которых я ни разу не видел. И про войну.

А ночью его всегда начинали мучать фантомные боли. Он кричал от кошмаров и вообще был очень сложным пациентом с этой стороны.
Но я всегда просыпался и шел к нему в палату, чтобы сделать укол обезболивающего и просто успокоить.

Кстати кричал он ночью всегда : Сестра! Но даже если девчонки были на его почту, приходил я. Знал что надо его может на судно посадить, а девочек он стеснялся, он же мужик, как никак. В войну сам был саниструктором. И всегда руку жал мне. Спасибо говорил сынок! Вот в такие моменты я понимал, что работаю не зря.