На свидание к отцу опять повели по многочисленным пустынным коридорам. Шел я, как полагается, с руками за спиной. По пути негромко переговаривались с дежурным майором – отвечал на стандартные вопросы: как здесь оказался, что натворил и зачем. Ответил как обычно – я не я и корова не моя, законопослушный гражданин, полностью невиновный)) Дежурный кивнул – как же, держи карман шире… Все вы невиновные, типа)

Помещение в котором проходят кратковременные встречи с адвокатами / следователями / родными было просторным, поделенным на несколько отсеков с противоположной от входа стороны, двери в отсеки отсутствовали – только прозрачные решетки. На все дается минут 5-10. Отца, как я понял, тоже проверили через металлодетектор прежде чем проводить сюда. Делается это как в целях безопасности, так и с целью недопущения передачи запрещенных режимом предметов: телефон, зажигалка, игральные карты и многое другое.
Что мне нужно передать “на волю” я по пунктам прикинул накануне еще в ИВС, поэтому сразу перешел к делу: Успокоил, сказал что со мной все в порядке и начал излагать (я шел все еще улыбаясь после “теплого” приема, поэтому никак не был похож на человека угнетенного обстоятельствами).

Подробностей что и как я передал приводить не буду, дабы никого не подставить, но мне нужно было получить справку с работы за подписью руководителя (с печатью), в которой было бы отражено что я действительно там работаю, а также фигурировал бы график моих перелетов. Я еще не знал когда произошло преступление по которому меня задержали, но судя по дате объявления в розыск (напомню, октябрь) это было никак не ранее 2014 года. Также мне нужны были все мои авансовые отчеты за прошлый год (т.к. при оформлении всегда прикладываются посадочные талоны, квитанции на такси, гостиницы и т.д.) Собрать все это дело я попросил сменщика (мы с ним дружим с 2010го, еще с времен когда я работал в поле, с самой первой моей вахты в этой компании - работали вместе в ночную смену). Рабочий номер телефона у нас с ним общий (передается по вахте), был забит в моем личном телефоне. Отец сказал что адвоката нашли, и он уже работает. Все доки (справку и отчеты) я попросил передать ему – ведь если преступление совершено в то время когда я был на работе, то оказаться в двух местах одновременно невозможно. Выходных у нас нет, каждый день будь добр с утра в офис и до часов 7-10 вечера работаешь за двумя мониторами. Еще раз попросил успокоить супругу и передать чтобы не волновалась, так как это все ошибка и всего лишь вопрос времени когда я окажусь на свободе. Ну и попросил принести по возможности мой спортивный костюм, шампунь/мыло/гель, смену белья. Извините за подробности, из песни слов не выкинешь)

Распрощались мы на позитивной ноте, обнялись, и зашагал я обратно в камеру. На душе было спокойно, так как удалось состыковать некоторые элементы мозаики, которой выкладывалась моя дорога домой.

В камере творилось заметное оживление и веселье. Меня сразу начали расспрашивать о новостях в деле, но рассказать толком было нечего – ведь с адвокатом я еще не виделся, и подробностей не знал. Не понаслышке знакомые с УПК коллеги по несчастью еще раз подтвердили слова вчерашнего конвоира – тебя должны довезти этапом до города где произошло то, в чем ты обвиняешься.

Я расспросил про порядки в камере и быт. Вообще, все были на очень шутливой волне (причем с серьезными лицами), и каждая вторая фраза была с целью разыграть – поверит или нет. Скучно не было – как потом оказалось, наша камера была самой веселой (и в то же время самой непослушной), за что и лишилась в свое время телевизора. Хотя у соседей он был. В общем и целом как выяснилось ничего сверхъестественного – живи в чистоте, соблюдай гигиену, не пользуйся сан. узлом когда кто-то за столом (неважно ест или пьет чай). Парни начали уговаривать поесть (как раз в очередной раз разогрели чуду с мясом и картошкой (т.д. даргинское чуду, ну или пирог иначе говоря). Микроволновки я не наблюдал, поэтому спросил как происходит сие действо.

В камере у нас был пластиковый таз, диаметром сантиметров 60 и высой сантиметров 15-20. В дальнейшем буду называть его Т.У. – то есть таз универсальный)) В него набирается вода, кладется пакет с едой (завязывалось обычно в 2 пакета, чтобы вода не попала вовнутрь), сверху прижимается наполненными бутылками с водой (4х –гранные, из под напитка Алоэ. есть в любом супермаркете) и ставится кипятильник. Дальше эта конструкция кладется куда-нибудь поближе к розетке и в воду бросается обычный кипятильник. 2-3 часа и “микроволновка” разогреет еду. Кормят в СИЗО 3 раза в день, но мы обычно только брали кашу на завтрак (рисовая, овсяная, пшенка) и суп в обед, без второго. В основном питались тем что было в передачах (холодильник был полон). Существуют ограничения по допустимой посуде, поэтому передачи соответствующе готовят заранее – все только в полиэтиленовых пакетах (даже супы). Такие вещи как майонез, сгущенка, кетчуп – тоже в мягкой упаковке. Кстати и сигареты передавались тоже без пачки, россыпью. Как мне пояснили, ограничение было введено чтобы не рисовали карты. Это лишние проблемы как для самих заключенных, так и для сотрудников УФСИН.
Опишу немного своих сокамерников. Без имен и особых подробностей, и номера статей уже не помню – в общих словах. Я никого особо не расспрашивал, т.к. понимал что не все хотят говорить о причинах.

Опер. 1983 года. Когда-то работал оперуполномоченным в РОВД, куда его и доставили после задержания у подъезда своего дома. Спайс. Был уже осужден на три года, ждал этапа. Кстати постановление суда я увидел валяющимся на холодильнике, так сказать, в открытом доступе. Заинтересовавшись, начал читать. Когда дошел до статьи, непроизвольно повернулся и спросил: “Спайс ???!!!” – на что он ответил: “Веришь ты мне или нет, я эту гадость даже в руках никогда не держал. Максимум что я могу себе позволить – покурить траву, и то очень редко.” Не смогли закинуть в карман после задержания, тупо выложили на стол при обыске. Один понятой отказался подписывать, другой подписал. 5 месяцев в камере.

СОГ. Не знаю есть ли такие подразделения в других регионах, но у нас есть. Они занимаются как прочесыванием адресов и лесов близ селений в горах, так и стоят с патрульными ДПС для усиления, всегда с оружием наготове, в горках или обычном камуфляже, в масках. Он был младше всех, по-моему 1990 года. Нашел на операции ствол (пистолет) при свидетелях, вез в город сдать. Пока вез, его и сдали – приняли на посту. Сидел на тот момент кажется 4 месяца.

Участковый был то ли 1985 то ли 1986 года. Работал в самом неспокойном районе Махачкалы (Сепараторный). Мне редко доводилось встречать такого добродушного, прямого и простого человека. На участке у кого-то пропала сумма под миллион рублей, обвинили его. 9 месяцев находился в 4х стенах.

Прокурор - тоже 1986 года, если я не ошибаюсь. Работал в горах, в районе. Возвращался домой с работы, поставил машину, не успел дойти 2 метра до дома – набросились трое и начали вязать. Никак не реагировали его слова, что он работник. Табельное оружие было при себе, раздался выстрел, кому-то попало в ногу. Тот написал заявление первым – и его закрыли. Как оказалось, сотрудники ДПС – говорили что вроде как он не остановился по требованию, и решили преследовать. Он же сам, в свою очередь, подумал что это террористы. 3 месяца в камере.
Опять же повторюсь, что это все с их слов.

Распорядок дня в камере простой. Подъем в 6:00 утра, через примерно полчаса завтрак. В 9:00 обход – заходит целая делегация, и даже врач. Вопросы, жалобы, предложения. Обязательно нужно выстроиться в ряд, руки за спину. После обхода можно пойти в прогулочный дворик, спрашивают обычно перед обходом, изволите ли господа сегодня ноги размять на свежем воздухе?)) В 12:00 обед, и в 10:00 вечера (не уверен что время точное) Отбой. На обходе обычно делают пару замечаний, которые нужно устранить до след. обхода, такие как убрать посторонние предметы с верхних нар, которые должны быть пустыми (там обычно лежат газеты в 2 слоя – чтобы лампа с потолка не слепила глаза, а сверху у кого что – полотенце, сканворды и т.д.) Также могут сказать убрать веревки (растянуты обычно вдоль окна, для просушки вещей постиранных в тазике). Почему в нашей “хате” отсутствовал телевизор? Потому что во-первых, давным-давно (то есть до моего там появления) на плановом обыске была найдена сим-карта. Всех через рамку металлодетектора перевели в другую камеру которая была свободна, обыскали всю камеру сверху донизу – искали телефон. Не нашли, перевели всех обратно. Во-вторых, парни никогда не кидались устранять замечания. Ну и телек как забрали, так больше он и не появился.

Кстати, любимой шуткой на обходе после вопроса о жалобах было “телевизор что-то не работает”. Дежурный непроизвольно оглядывается на то место где у всех остальных обычно телевизор, и все дружно улыбаются. Подловили в очередной раз…

Впервые за много лет я уже второй день находился без телефона, и к этому ощущению нужно привыкнуть – очень дорогого стоит. Когда-то, каждый раз приезжая с вахты домой, я не мог привыкнуть к тишине своего личного мобильного – проверял на связи ли я, все ли в порядке. Здесь же, в информационном вакууме (последние газеты с новостями были месячной давности) каждый оставался наедине со своими мыслями. Хотя, как я заметил, надолго уходить в себя старались не давать – очень следили за настроением друг друга, выводили на шутки и смех рассказывая очередную веселую байку.
Мое философское спокойствие и отсутствие малейших переживаний по поводу попадания в сизо я прояснил следующим образом: почти 6 лет своей жизни я провел работая вахтовым методом на буровых, и привык находиться в ограниченном пространстве довольно длительное время. Рабочий вагон, жилой вагон, столовая, баня, буровая…
Суровая таежная романтика всегда за территорией буровой – но лучше не стоит искушать судьбу и идти гулять - дикие звери летом, суровые морозы зимой.