Алексей Павлович был учителем труда. Обычный такой, ничем не примечательный трудовик в чёрном халате, на котором вечно красуется либо деревянная пыль, либо металлическая стружка. Причём, сам халат содержался всегда в «промежуточном» состоянии, т.е. не был чрезмерно грязным, и не идеально чистым.

Ученики меж собой звали трудовика Палыч. На уроках, конечно, такой фамильярности себе никто не позволял, но за глаза было в ходу, тем более, что все сразу понимали о ком речь – Палычей в школе больше не было.

Как любой «классический» трудовик Палыч периодически поддавал. Правда делал он это после уроков, закончив свои мелкие халтурки, которые брал, чтобы что-то добавить к небогатой зарплате учителя в лихие 90-е годы. Жены у него не было, поэтому бОльшую часть времени проводил он на работе, где иногда, увлёкшись халтуркой или зелёным змием, случалось, и ночевал.

В один из учебных дней все, пришедшие на урок, с удивлением отметили прямо-таки «хирургическую» чистоту трудовой мастерской. Это было вовсе не то, что изображают ученики, уныло елозя щёткой в ожидании звонка. Мастерская блестела как казарма перед смотром. Прозрачные окна, надраенные полы и блестящие верстаки навевали мысли о волшебной фее, внезапно залетевшей в школьный трудовой уголок. На все расспросы Палыч криво ухмылялся, подтверждая версию про фею, которая везде прибралась, при этом странно припадал на левый бок, и чутка прихрамывал.

Впрочем, школа коллектив узкий, и вскоре, даже до учеников дошли слухи про то, как трое борзых крепких мужичков решили выставить школьный трудовой кабинет на предмет станков для последующего их впаривания коммерсантам. На их беду Палыч тогда заночевал на рабочем месте, и, будучи разбужен звоном выбитого стекла пошёл встречать супостатов. Мужички были не из пугливых, и, ощущая за собой численное преимущество, попытались Палыча выключить, успев даже при этом проткнуть ему край левого бока ножиком. После чего, окончательно проснувшийся Палыч всех беспощадно опиздюлил, сломав особо ретивым по паре пальцев. Далее, пойманная троица покалеченными руками вставляла разбитое стекло (благо в школе всегда лежал запас, несмотря на лихие годы), а после осуществляла санитарную уборку помещения.

Ментам в 90-е звонить было бесполезно, поэтому Палыч ограничился воспитательными мероприятиями до утра, после чего отправил супостатов восвояси через восстановлённое окно, дабы не смущать общественность. Порезы свои, смотанным бинтом и пластырем он ещё в процессе воспитательной работы закрыл, благо, в кабинете труда, в советских школах, аптечка – первейшая вещь.

На этом, может быть, инцидент и сошёл бы на нет, но дотошная директриса навела справки, в результате чего, 23-го февраля, в числе поздравляемых учителей был капитан Алексей Павлович Н., разжалованный из майора, за то, что не дал угробить своих ребят в Афгане, кавалер Ордена Красной Звезды и Медали За Отвагу.