Парень с книгой на Площади Революции
Есть в Москве станция метро "Площадь Революции". Ее вестибюль украшают скульптуры девушек и парней с красивыми лицами и вдумчивыми глазами. Пограничник с собачкой, которой все трут нос на удачу, девушка с петушком, тоже натертым до блеска, бравый летчик.

В 1937 году, когда отливались эти фигуры, их прообразам - молодым парням и девушкам – было лет по 25-30. Сколько из этих ребят пережили войну? Как сложилась жизнь их близких?

По разным оценкам, от одного до четырех миллионов советских солдат, участвовавших во Второй мировой войне, до сих пор числятся пропавшими без вести. Многие из них были оставлены незахороненными на полях сражений.

Поиском и захоронением останков таких солдат сейчас в России занимаются в основном волонтеры из поисковых отрядов. Однажды на закате дня в 2000 году поисковик Вячеслав Прохоренко находит останки солдата рядом с немецкими укреплениями на Синявинских высотах в Ленинградской области.

Петлицы младшего лейтенанта, бинокль, пистолет. А в кармане истлевшей гимнастерки – медальон с запиской. Раскручивают еле живой бланк уже в лагере. "Бумажка тонкая-тонкая, буквы еле видны. Оставлять до утра было нельзя. Буквы бы расплылись, а бумага бы засохла и рассыпалась. Собрали фонари со всех отрядов и решили разворачивать записку в темноте", - рассказывает участник той экспедиции Илья Прокофьев. Четыре часа напряженная тишина. Фонари дрожат в уставших и холодных руках. Наконец записку удается развернуть и прочесть: "Гидрат Аркадий Антонович, город Гусь-Хрустальный, посёлок Красный".

Начинается поиск данных о бойце, ребята посылают запросы в военкоматы и архивы. Несколько месяцев спустя выясняется, что Аркадий Гидрат родился в Калуге, был многократным чемпионом Москвы и рекордсменом СССР по прыжкам в высоту с результатом 191,5 см, преподавал в Государственном центральном институте физической культуры.

В 1939-м Аркадий добровольцем ушел на войну с Финляндией, служил в лыжном батальоне. Вернулся, начал писать кандидатскую диссертацию по педагогике. Но не успел ее закончить. Снова началась война – Великая Отечественная.

В августе 1941 года сержанта Гидрата, как отличившегося в боях, отправили на курсы для младших командиров "Выстрел". Выпускникам присваивали звание младшего лейтенанта и прочили большое военное будущее. Но уже в сентябре рота курсантов под командованием Гидрата насмерть встала на Синявинских высотах, пытаясь не допустить полной блокады Ленинграда.

"Нам удалось найти в Москве дочь офицера – Ольгу Аркадьевну Гидрат. Мы встретились, и она попросила нас съездить в одно место", - рассказывает поисковик Николай Исаев.

"На станции метро "Площадь революции" Ольга Аркадьевна подошла к фигуре парня с книгой, положила руку на ботинок скульптуры и тихонько произнесла: "Знакомьтесь, это мой папа", - тут голос Николая обрывается. Сдержать слезы почти невозможно.

К скульптуре, которую лепили с Аркадия Гидрата, его дочь приходит до сих пор.

"Мама всегда приходила с цветами, подолгу сидела рядом со скульптурой и плакала. Это единственное место, куда мы могли прийти. Ведь во всех документах папа числился пропавшим без вести. Я помню, как он посадил меня на плечи, и мы долго стояли перед зеркалом… А потом папа ушел, и больше вестей о нем не было", - вспоминает Ольга Гидрат.

Весной 2001 года останки Аркадия Гидрата были захоронены с отданием воинских почестей на мемориале на Синявинских высотах. Личные вещи офицера поисковики передали дочери, она до сих пор хранит их как реликвию.

Ольга всю жизнь проработала гидрогеологом, воспитала сына, которого назвала Аркадием – в честь отца.

"Поймите, неизвестный солдат – это не что-то абстрактное, каждый неустановленный воин – это был живой человек! У него было имя, семья, любовь была своя!" - вздыхает Илья Прокофьев.

Он и тысячи других волонтеров продолжают искать останки погибших солдат.

На полях записки, которую Аркадий Гидрат вложил в свой смертный медальон, он написал жене "Живи счастливо!".

"Такое вот завещание любимой. Да и всем нам, наверное", - добавляет Прокофьев.