да, я это опубликую, хотя наверняка на меня польются волны критики, но прежде чем что то высказывать, дочитайте.

Достаточно часто бывает так, у ребёнка имеются явные медицинские противопоказания к нахождению в лагерях.
часто родители предоставляют чистые справки(в них указано что болезней нет, ребёнок полностью здоров) в последствии оказывается что это не так.

Мы все справки читаем, и всегда, до наступления кризисного момента хотим знать, чего ожидать и подготовить соответствующих специалистов. чтобы ребёнку можно было успеть помочь.

два случая.

1)Маша Чернобыль.
Чернобыль это прозвище данное другими детьми в лагере, возраст такой, все через это прошли. Нет, Машу не обижали, просто вокруг неё всегда случались бедствия.
Она постоянно играла только сама с собой, могла встать ночью и пойти погулять, могла сбежать посидеть под лестницей тихо тихо, так что весь лагерь часами её искал.
в общем уже через пару дней за ней следили особо.
Говорила она очень редко, и не больше пары слов.

у детей был свой душ и мыться они могли постоянно, однако раз в неделю шёл полный шмон и полная помывка под контролем вожатых...
Тут то Маша и заявила что она мыться не будет, поскольку мылась в среду(а был уже вторник, т.е. прошла уже неделя)
И мыться отказывалась до последнего.
когда мы сели в поезд по дороге домой, вид её был ужасен,
вся одежда в пятнах от продуктов(ела она очень не аккуратно)
так родителям отдавать её было стыдно, я достал Машин чемодан, вокруг столпился люд, всем было интересно, как только я его открыл, народ как ураганом сдуло.
чемодан вонял так что даже я, привыкший к запахам в хим лабораториях, прослезился.
грязным там было абсолютно всё.
со второй попытки я всё же подобрал ей полный комплект одежды, засунул чемодан подальше и пошёл выбранный мной комплект стирать с хозяйственным мылом, ибо от него тоже несло за километр.
к полднику одежда высохла.
в туалете достали душ(есть такой секрет в старых вагонах, в первом туалете открывается потолок и оттуда выдвигается душ)
одна вожатая её помыла и переодела, сделали ей причёску, всё честь по чести.
И тут Маше дали кружку горячего шоколада, она начинает его пить, а по щекам начинает течь, она это замечает, смотрит пустым взглядом на шоколад, который ещё продолжает подтекать от кружки(она её так и не повернула) и сказала;"Ой, Женя будет ругаться, Женя хороший, не надо огорчать Женю" и всё....

Ругаться я не стал, да и никогда бы не начал из за шмоток, стирать заново смысла не было , за ночь всё равно бы не высохло, так и сдавали, к слову, до утра, она успела вымазаться ещё раз пять.

2)Буйный мальчик.
Хотя это и было совсем недавно, в 2014м, имени его я не помню.
Пока мальчик ехал туда, всё было хорошо, он кушал витаминки которые дала мама и был спокоен, через дня три витаминки кончились, и тут всё и началось.
Он мог ударить без повода, кинуть камень в человека, вылить соседу на голову тарелку супа, начать топить соседей на море, и прочая и прочая, впадал в истерики.
а мед документы были чисты, хотя явно присутствовало психиатрическое отклонение.
каждый день от него страдал новый вожатый.
Когда приехал за этой группой(примерно 600 человек вожатых и детей) меня очень долго уговаривали его взять, пришлось.
но тут возникла другая проблема, все вожатые, кого я пытался поставить на этого одного ребёнка нянькой уже поработали с ним в лагере, я впервые видел как двадцати летние девочки и мальчики падают на колени и паникой в глазах и упавшим голосом умоляют не ставить их на эту работу, готовы отказаться от всей зарплаты за всю смену, лишь бы не к нему.
Я не Живодёр, потому от вожатых быстро отстал, и поселил с ним себя и своих медиков, студентку старших курсов и врача нарколога(да в сопровождении работают разные люди)
общий язык с ним мы нашли довольно быстро.
как только он начинал впадать в истерику нужно было громко сказать стоп, и потом с ним можно было легко разговаривать, если истерике потакать, то она не кончалась.
На вокзал за ним пришёл гость из солнечного Узбекистана ремонтирующий им дачу, ему мы ребёнка, естественно, не отдали, мама через 4 часа приехала сама, но забирала его уже из детской комнаты милиции при вокзале.

Ребёнку с отклонениями нужны специалисты специально этому обученные, иначе это может плохо закончиться.