И вспомнила свою. Работаю я в небольшой провинциальной газете. 28 декабря, предпраздничные деньки. Я с благотворительным фондом еду по малоимущим и СОПовским семьям. Они поздравлять детей в костюмах Деда Мороза и Снегурки, а я писать статью. Приезжаем в старенький барак на окраинах города. Дверь открывает крепенький старичок лет 70. Обычно так выглядят рыбаки и отшельники в сопливых российских мелодрамах. Проходим в дом, нам на встречу с радостными криками: "Там Дед Мороз приехал! Уррра!" выбегают трое детей от 8 до 4 лет. Грязные, черт пойми в чем. На вопрос где мама младшая отвечает, что та ушла пить пиво. Заходим в комнату и видим, что там на диване лежит еще малыш. Дед говорит, что ему год. На вопрос где мать малышей отвечает. что еще вчера ушла провожать подругу и до сих пор где-то бухает. Времени 3 часа дня... Ладно, их дело, дарим подарки и разворачиваемся к выходу, но тут младший, тот, которому год, начинает задыхаться, его рвет. Берем на руки - ребенок весь горит. На вопрос чем лечите, дед разводит руками и отвечает, что вообще без понятия, что есть в домашней аптечке. Вызываем "скорую". Пока она едет все выходят из дома. Через 5 минут с квадратными глазами выходит и Снегурка, в миру мать двоих детей.
- Зашла я в другую комнату а там знаете что? Там еще один ребенок, двухмесячный!
Вскоре приехала и скорая. Больного увезли в больницу, грудничка в приют. Оказывается, такое происходит уже не в первый раз - старшие дети только что вернулись из приюта, и психолог настаивала на том, чтобы их не возвращали в этот гадюшник. Конечно, ребенку нужна мать, но... Через час она позвонила и заявила, что у нас не было права... Вызывать "скорую"! Знаете, не так давно я была в приюте. Дети одеты, обуты, у них куча спонсоров, благодаря которым у них свои игрушки, сладости. Свои, не общие. И знаете, лучше так, чем то, что я увидела в том доме.