Когда я был молод и в меру пизданут, - встречался с девушкой из города Видное. Я особо не заморачивался машинами, поэтому перемещался исключительно на такси. Не знаю почему, но особой тяги иметь колеса под жопой у меня не было, возможно, на меня повлияли слова приятеля отца, директора довольно крупной компании, который на очередном застолье, на вопрос отца про машину, ответил: «А на хуй она мне нужна? Руку поднял, и едешь куда хочешь!». «А если за город?» - не унимался отец. «Позвонил, вызвал и едешь…» - был не возмутим мужик. Да и жизнь моя кабатская не подразумевала наличие т/с и прав на управление. Если бы я в те времена купил машину, то доехал бы только до первого поста ДПС, поэтому я ездил на такси. С деньгами было все в порядке, «гномики» расселяли, денежки капали. В общем, если посмотреть с высоты лет, наверно, именно тогда я был по-настоящему счастлив, меня никто не напрягал, я никого не трогал, и жил как хотел. Единственное, что омрачало мою жизнь – поездки в Видное и обратно. Нет, с «ровными» видновскими пацанчиками, которые терлись возле кинотеатра этого замечательного города и постоянно наплевывали лужи, у меня все было перетерто, омрачала сама дорога, пробки и прочая дребедень, которая постепенно начинала накрывать трафик Москвы и Подмосковья.

Однажды, дело было в марте, я проводил свою девушку, и пошел, как обычно ловить машину в сторону Москвы. Погода была настоящая, российская. Кто не понимает, о чем я - поясню: все говно, которое есть на небе - сыплется на голову одновременно, дождь, снег, лед и даже подобие града, причем все это сопровождается северным, пронизывающим до костей, ветром. Мой наряд - костюм и тонкое кашемировое пальто, явно не подходил под эту погоду, поэтому продержаться долго я не мог чисто физически. Я стоял и безуспешно ловил попутку, время было около полуночи. Десять минут, пятнадцать, двадцать, хер там. Даже грузовиков не было. Я хотел набрать в службу такси, но обнаружил, что телефон сел. Возвращаться к своей – не вариант. Постепенно коченея, я заметил открытую палатку. Возникла мысль купить крепкого пивка и заодно попросить телефон, чтобы позвонить.

- День… Тьфу ты… Доброй ночи! – постучал я в окошко.
Оттуда высунулся явно бухой черт.
- Чо те?
- Пиво крепкое есть? Замерз совсем...
- Зачем пиво? Есть получше. – и мужик продемонстрировал несколько шкаликов коньяка.
- Давай, – я протянул деньги. - Хватит?
- Более чем. – и мужик отдал несколько маленьких бутылочек армянского чудо-напитка.
- Слушай, а мобильником не богат? Мне такси надо вызвать, а труба села…
- Нет, на хуй он мне? Моя палатка тут и так, как коммутатор, все через меня проходят. – улыбнулся продавец.
- Ладно, не кашляй, «коммутатор»! - попрощался я, и вернулся на исходную позицию.

Прошло еще минут 20, я успел опустошить пару бутылочек. Теплая нега разлилась по телу, а мысли начали скакать жизнерадостными рахитами солнечной Армении, на такси все больше и больше становилось по хую. И тут откуда не возьмись, сквозь снежно-дождливую пелену показался… Не, не заебись, а жигуль – копейка. Я по инерции поднял руку, наглухо тонированное чудо затормозило. Резина была, походу, полулысая - поэтому машину протащило несколько метров. Я подошёл к пассажирской двери, после долгих копаний окно опустилось, там сидел дагестанец и держал в руках отвертку, которая, скорее всего, подпирала окно, чтобы оно не выпало.

- Куда тебе, брат? – спросил даг.
- В Москву. – ответил я.
- Сколько платишь?
- Не обижу.
- Залезай…

Чем я тогда думал, садясь в машину с дагестанцами в час ночи? Хуй его знает. То ли так замерз, что было по хую - лишь бы ехать, то ли притупленное чувство страха, которое к тому моменту я давно уже убил в себе. Не знаю, но я сел в машину, как ни в чем не бывало.

- Александр. – зачем-то представился я.
- Я Тимур, а это Алихан. – показал пассажир на водилу. - Он по-русски не понимает.
- Дорогу-то знаете? – спросил я.
- Не очень, по указателям доедем... – пожал плечами Тимур.

Херня в том, что дороги и я толком не знал. До этого момента я как-то не задумывался о том, как доехать до Видного, а самое главное - как выехать из него. Шоферы везли, я платил, все было просто до безобразия. Тут же водила не знал, переводчик тоже не особо понимал, да и я был еще тем «навигатором». Все это дело осложнялось еще и плохой видимостью и кромешной темнотой, которая сопровождает российские дороги. В общем ахтунг полный, гремучая смесь раздолбанной копейки, дагестанского наречия, армянского коньяка внутри меня и бесшабашной русской головы, которая командами занесла беспокойные ноги в город Видное. На развилке мы притормозили.

- Вон, указатель Москва! Нам туда? – спросил Тимур.
Я пожал плечами.
- Наверно, если указатель на Москву.
Тимур, что-то сказал водиле, и мы повернули. Как ни странно, но дорога была неплохо освещена, фонари горели через два на третий, но все равно было хоть какое-то освещение. Я успокоился и уставился в окно, предвкушая, что скоро мы уже въедем в Москву. Через минут десять достал бутылку коньяка, открыл и отпил, Тимур заметил это.
- Будешь? - я протянул ему шкалик.
- Нет, вера… - вздохнул он.
- Аллах спит уже, можно. – улыбнулся я.
- Думаешь? – на полном серьезе спросил он.
- Уверен!
Он взял бутылку и сделал глоток, поморщился и изрек:
- Дагестанский лучше.
- Каждому своё... – взял я шкалик обратно.

По мере нашего продвижения к Москве, фонарей становилось все меньше, лес гуще а машины попадались все реже. Я посмотрел на указатель: Воронеж, Ростов-на-Дону, ну мало ли, подумал я, трасса Москва-Дон все-таки. Через минут пятнадцать, я приметил еще один указатель, расстояние до Воронежа и Ростова сократилось, Москвы не было и в помине. Трезвые извилины начали стучаться об изнанку черепной коробки, сообщая, что тут херня какая-то происходит. «Может эти даги меня до ближайшего леса везут?» - в голову пришла умная мысль. Я уже четко понимал, что мы едем не в Москву. Самое сложное было сказать им об этом. Вроде, ничего такого, - просто сообщить: «Блядь, мы не туда едем!» А вдруг «туда»? Вдруг они реально в лес везут? Иногда не знание, лучше, чем осведомленность. Да и пусть они думают, что я не догадываюсь – в голове вертелись идиотские мысли.

- Али…- и Тимур что-то пролепетал на дагестанском водиле.
Машина остановилась. Ну, все – пронеслось в голове, а рука автоматически нащупала в кармане пиджака «бабочку».
- Мы чего-то не туда едем... – покачал головой Тимур. - Москвы нет!
- Я тоже почему-то так думаю. – выдохнул я.
Водитель развернулся, и мы поехали в обратную сторону. Время уже перевалило за 2 часа ночи. Доехав до развилки, мы повернули, еще раз повернули и выехали на трассу.
- Все, вроде теперь правильно! – осмотрелся Тимур.

Жигули ускорились и продолжили пронзать снежную пелену по пути к столице. Фонари, фонари… Шкалик закончился, и стало как-то грустно, я закурил. Али что-то начал бурчать и размахивать руками.

- Чего это он? – спросил я.
- Говорит, чтобы ты аккуратнее курил, чтобы салон не прожег. - пояснил Тимур.
Я оглядел жигуль. Сказать, что если бы я прожег сиденье, то это не изменило общей убогости этой машины – это не сказать ничего.

Вы когда-нибудь сидели посередине помойки на заднем диване от «копейки»? Нет? А я в тот момент сидел. Остатки какой-то шавермы, пустые бутылки из-под воды, тряпки, не хватало только головы барана, - а так, в жигуленке было все.

- Что тут прожигать?
- Не знаю... – пожал плечами Тимур. - Но все равно, стряхивай пепел в окно.
- Так оно не открывается!
- Да? – Тимур повернулся и осмотрелся. - Вон, баночку из-под Тик-така возьми. - посоветовал он.
- Может в бутылку лучше?
- Неее, бутылки нужны.
Спустя еще полчаса, я заметил те же указатели, то же расстояние до Воронежа и Ростова.
- Стойте! – крикнул я.
Али резко ударил по тормозам.
- Блядь, мы опять не в ту сторону едем!

Два горца начали горячо спорить между собой, хоть я не понимал, ни пса, но по интонации было понятно, что обстановка накалялась. Спросите, почему я не вышел тогда и не начал ловить новую машину? А хрен его знает. В тот момент мне казалось, что в жигулях безопаснее, нежели чем на обочине трассы Москва-Дон, в три часа ночи. На середине обратного пути, кавказские парни опять начали пиздолякаться между собой.

- Заебали уже, говорите по-русски! – не выдержал я.
- Али говорит, что бензин заканчивается.
- Блядь, не мудрено, мы уже пару раз чуть до Воронежа не доехали и обратно...
- Заправка нужна.
- На развилке была.
- Не дотянем, наверное.
- Пиздец! Еще холодно тут... – поежился я.
- Печка не работает.
Тимур открыл бардачок, и протянул мне бутылку кизлярского.
- Вы же не пьете? – удивился я.
- Не пьем, балуемся…

Не доехав до заправки, примерно километр мы встали.

- Пошли. – сказал Тимур.
- И я должен идти? – удивился я.
- Конечно! Не можем же мы тебя в машине оставить.
- А что я с ней, по-твоему, сделаю? Угоню?
- Не знаю. – пожал плечами Тимур. - Но Али машину не оставит, а канистры у нас нет, нужно в баклажках бензин тащить. Да и денег у нас нет.
- Пиздец, я хуею с вас, шерочка с машерочкой... – вышел из машины я.
Взяв пятилитровые баклажки мы, гонимые пургой, попиздовали к заправке.
- Давай тут, через поле срежем. – предложил Тимур.
- Ты ебнулся? Я в ботинках лакированных!
- А я по твоему в чем? – и Тимур продемонстрировал лакированные туфли, которые оттеняли спортивные штаны фирмы «Nyke».
- Ой, блядь... – вздохнул я, и спустился к полю.

Мы пересекли заснеженное полотно и добрались до заправки, наполнив баклажки бензином, мы пошли в обратную сторону. Время уже стремительно приближалось к четырем утра. Дойдя до машины, Али и Тумир обнаружили, что у них нет воронки.

- Из бутылки сделаем. – сказал Тимур. Он взял с заднего сиденья двухлитровую бутылку. Нависла пауза. Первым нож достал Али, потом вытащил «бабочку» я, затем достал нож Тимур. Он улыбнулся:
- Горец. - посмотрел он на меня.
- Хуерец, давайте уже заправляться и ехать.
Мы соорудили воронку, заправили жигуль и попыхтели в сторону развязки.