Григорий Остров

Мой брат купил новую машину. А старую, пока суд да дело, дал жене покататься. 
И вот Лина рассекает по Чикаго вся из себя на черном "Гольфе". 
Останавливается на светофоре и слышит справа бибиканье. Два чернокожих парня
в соседней машине смотрят на нее и делают какие-то знаки руками. 
Лина воспринимает их жестикуляцию как комплимент своей действительно незаурядной внешности, благосклонно кивает и продолжает движение.

На следующем светофоре афрочикагцы опять ее догоняют, сигналят еще активнее, 
машут руками как ветряные мельницы и всячески показывают, что хотят что-то сказать. 
Лина опускает стекло, но в уличном шуме разбирает только "How much?",
то есть "Сколько стоит?". 
Тут она понимает, что ее приняли за проститутку и пытаются снять прямо на проезжей 
части. Лина в возмущении задраивает все окна и двери и едет дальше, стараясь 
не обращать внимания на преследователей.

Преследователи, однако, не отстают, сигналят все громче и жестикулируют все отчаяннее. Погоня продолжается некоторое время, Лина уже подумывает, не вызвать ли полицию. 
Но тут ей звонит муж, то есть мой братец. 
Лина с места в карьер начинает ему жаловаться: что за дела, черные совсем офигели, невозможно по городу проехать, начинают приставать с неприличными предложениями.

- Знаю, - смеется брат, - они мне только что звонили.
- Что???
- Дорогуша, - говорит брат как можно ласковее, - вспомни-ка, что у тебя висит на заднем стекле? Квадратное такое, в рамочке. 
"Эта машина продается" и мой телефон. Вместе же вешали.

- А, елки! Вот оно что.
- Да. Главное, он звонит и говорит: "Брателло, одно из двух: или твоя жена круглая дура, 
или у тебя угнали машину". Ну, я тебя отмазал как мог, сказал, что повесил объявление, 
а тебя не предупредил. 
Так что сейчас, пожалуйста, аккуратно остановись и покажи им товар.

Парни купили машину не торгуясь. Видимо, очень рады были, что наконец догнали.